Отар Кушанашвили: «Chrysta Bell — Анжелика Варум в период ученичества»

Отар Кушанашвили: «Chrysta Bell — Анжелика Варум в период ученичества»

ПРОЛОГ.

Небо может быть холодно и враждебно, но это не повод его коптить, я с 1-го, с фейерверков, не истязая резину и себя, живу так, что небу жарко.
Я-то помню, я — тертый калач, что главное — не утратить лицо, не потерять лица, сохранить его, сохранить цельность. Дабы не превратиться в единицу измерения биологически-животного пространства.
У меня врожденное чутье на вещи, имеющие значение.
Вот очередной синопсис, он даже от агорафобии способен исцелить, способен объяснить, что такое лучизм и отвадит от биполярного расстройства.

СЕРИАЛ

«ФАРГО». ЧЕТВЕРТЫЙ СЕЗОН.
Сериал про то, что человек может достигать любых вершин самого густопсового абсурда.
Но КРИС РОК — гангстер?
Это нелепее, чем Д. КОЗЛОВСКИЙ — ВАЛЕРИЙ ХАРЛАМОВ, а БЕЗРУКОВ — ВЫСОЦКИЙ.

ФИЛЬМЫ

КЛАССИКА. «ОДИННАДЦАТЬ ДРУЗЕЙ ОУШЕНА».
Натурально, здесь надо вести речь про трилогию, но первая любовь есть первая любовь.
КЛУНИ, ПИТТ, ЭНДИ ГАРСИА вместе! Боги.
Вот бы Коппола не был бы таким лабильным трусом, не испугался бы злой тысячеустой молвы и снял бы ЧЕТВЕРТУЮ часть «КРЕСТНОГО ОТЦА», именно с ГАРСИА. Но я боюсь задохнуться в припадке такого оптимизма.
Но вернемся к самым обаятельным на свете мошенникам и к режиссеру.
То, как играют — даже замешательство, даже сладкую истому, даже истомную скуку-суку — мои пацаны — это стратосфера, но Содерберг — это волшебная атмосфера.

«ИЗ ПЕКЛА».
«Кто Богу не грешен, Царю не виноват?», но ВУДИ ХАРРЕЛЬСОН, которого все любят за то, что он «обкуренный лапочка», играет — и сверхубедительно — редкостного аспида.
КРИСТИАН БЭЙЛ И УИЛЬЯМ ДЕФФО — это всегда уровень, но посмотрИте, каков КЭЙСИ АФФЛЕК, играющий саму беспросветность, задушившую американское захолустье.

«СЕКРЕТНОЕ ДОСЬЕ».
Да — а, Дима Маликов, это не Терренс Малик с метафизикой и силлогистикой, это Спилберг, который умеет снять захватывающее кино про что угодно.
Это кино смотрю — и вспоминаю, почему пошел в журналисты.

«ЖЕСТЯНОЙ КУБОК». «ДАРХЭМСКИЕ БЫКИ». РЕЖИССЕР (обоих шедевров) — РОН ШЕЛТОН.
Вот это — фильмы о спорте (даже если речь в одном из них о гольфе), а не ваши «Движение вверх» и «Легенда 17».
Потому что эти фильмы переполнены любовью и сняты не клипмейкерами.
И потому что в них солирует КЕВИН КОСТНЕР.
Просмотр такого фильма превращается в светлейший из моментов.

МУЗЫКА

«DЕРЕСНЕ МОDЕ». «SРIRIТ».
Никогда не понимал.
Еще одно доказательство того, что слушать их — докука, оборачивающаяся истомной скукой.
Но «NО МОRЕ» слушать можно: это парафраз тургеневского лейтмотива «была без радости любовь — разлука будет без печали».

«ТНЕ INVISIВLЕ». «РАТIЕNСЕ».
Пустошный альбомчик с «лучистой» песенкой «Верь в себя», спетой с таким упадком духа, что она должна была называться «Верь в загробную жизнь».

ЭЛВИС КОСТЕЛЛО. «РОМР РОUТ».
Музыкант с именем, Эминем в сравнении с ним в плане реноме — пустоцвет.
В каждой песне слышно, что Кастелло считает себя слишком тонким для грубого мира.
От прогрессирующего невроза и биполярного расстройства эти песни не исцелят, но «SТILL» растрогает даже Дарью Златопольскую.

ЛАНА ДЕЛЬ РЕЙ. «JUSТ FОR DЕL RЕY».
Вот кто на «КАКОВО?!» никогда не подпишется: она просто не будет знать, как реагировать.
Для сведения счетов с жизнью.

ЭЛТОН ДЖОН. LЕОN RUSSЕLL. «ТНЕ UNIОN».
Альбом о том, как онтогенез повторяет филогенез.
Но слома сознания не будет: как всегда с Элтоном Джоном, очень много Элтона Джона. До такой степени много, что я уже на Канье Уэста согласен, что означает крайнюю степень унижения, потому что хуже Уэста нет никого.

САRLY RАЕ JЕРSЕN. «Е+МО+ТIОN».
Первородный грех этих барышень всех — они, каждая, думают, что уникальны.
Поставьте эту, потом Дуа Липу, потом Лилли Аллен, потом Гомес, кого угодно… кто их отличит, награжу прогулкой в парк «Зарядье».

СНRYSТА ВЕLL. «WЕ DISSОLVЕ».
Анжелика Варум в период ученичества.
Не послушаете — небо не обрушится (впрочем, то же можно сказать о 99 альбомах из 100).

ВISНОР ВRIGGS.
Очень старается быть драматичной.

БОБ СИГАЛ. «RIDЕ ОUТ».
Обращение к желторотым музыкантам: полюбопытствуйте, сколько человечищу годков.
А теперь послушайте «САLIFОRNIА SТАRS».
Это, ребята, называется «чистое вещество счастия, дарующего парение».

КАНЬЕ УЕСТ. «YЕ».
Вспомнил, кого мне напоминает КУ.
Чеховского лакея Яшу.

ДЖОРДЖ НАРРИСОН.
Любая песня любого участника величайшей группы — эмоциональное свидетельство того, что радость жизни и любовь могут давать ростки в любой, даже самой невыносимой ситуации.
«НЕRЕ СОМЕS ТНЕ SUN» — доказательство.

«ПЕТ ШОП БОЙ3». «SUРЕR».
Ультракачественно, да, но «супер»? Легенды способны на бОльшее. Но ради чего, у них и так все «супер» — и даже, кажется, «пупер».

БЬОРК. «UТОРIА».
Если у вас лучистое настроение, бегите от Бьорк, и рекомендуйте врагам, у которых лучистое настроение.
Исландская баба мрачна и темна, как Достоевский, и занудна, как эстрадные звезды, жалующиеся на нищету из-за пандемии.

ЭПИЛОГ

Я — это известно даже создателям сериала «Ходячие мертвецы» — самое дивное на свете существо образцовой жизнерадостности.
Я неукоснительно исполняю наказ моих МАМЫ И ПАПЫ: не превращаться в единицу измерения биологически-животного пространства.
А про то, что мне помогает, вы только что прочли.

Отар КУШАНАШВИЛИ

Добавить комментарий