Хью Джекман: Я не могу играть Росомаху до девяноста лет

Хью Джекман: Я не могу играть Росомаху до девяноста лет

Фанаты всего мира сходят с ума при одном только упоминании Росомахи, но Хью Джекман расстроил поклонников, заявив, что вскоре покончит с этим образом, сконцентрировавшись на более глубоких ролях, не требующих идеального тела и накачанных мышц.

К своим сорока шести годам австралиец подустал изображать из себя жертву безумного эксперимента и хочет делать нечто такое, что наверняка впечатлит сына Оскара, которому уже пятнадцать, и дочь Аву – той в июле исполнится десять. Да и вообще, как говорит Хью, главное – здоровье, остальное приложится.

– Хью, как ты сейчас чувствуешь себя – после того, как медики диагностировали у тебя рак кожи?
– Сегодня все в порядке. Я фанат соляриев, и в прошлом году мне удалили четыре меланомы – память о моей сумасшедшей австралийской юности. Теперь мне нужно постоянно проходить проверки у врачей, чтобы вовремя заметить проблемы, если они будут.
– Уилл Смит недавно заявил, что хочет такое же тело, как у тебя. Слышал?
– Ой, только не надо меня смущать. Признаюсь, я часто и сам был вдохновлен Уиллом, которому принадлежит эта простая фраза: «Гораздо легче сохранять форму, чем приобрести ее». И я с ним полностью согласен. Правда, не уверен, что Уилл видел меня недавно, в противном случае он наверняка изменил бы свое мнение о моем теле (смеется).
– В недавно вышедшем на экраны фильме «Робот по имени Чаппи» твой персонаж выходит на тропу войны против первой машины с искусственным интеллектом. Думаешь, в жизни можно создать такое творение, как Чаппи?
– Мои научные знания не позволяют серьезно ответить на этот вопрос. Но посмотрите, что происходит вокруг – технически все вполне может случиться. Но не факт, что обязательно произойдет. В отличие от моего персонажа Венсана, да и многих других – например Билла Гейтса или Стивена Хокинга, – меня идея вдохнуть эмоции в роботов не пугает. Напротив, думаю, в этом может быть много позитивного. Я большой любитель спорта. Обожаю смотреть матчи с друзьями. Но вот что больше всего ненавижу, так это когда игра закончилась и ты хочешь, чтобы все ушли, а никто и не думает двигаться. С роботом наверняка не было бы никаких проблем (смеется). И потом, его можно запрограммировать так, как тебе будет угодно. Даже если мы и делаем ошибки, не думаю, что люди могут создать что-нибудь настолько сильное, чтобы это что-то смогло нас уничтожить. Впрочем, вполне возможно, что я заблуждаюсь.

"The Wolverine" film posters
– Вскоре ты закончишь с франшизой «Люди Икс» и своим персонажем Росомахой. Почему?
– Я не могу играть Росомаху до девяноста лет. Не говоря о физических кондициях – через три с половиной года мне будет уже пятьдесят, – на свете столько интересных ролей, что было бы просто глупо игнорировать их лишь в угоду поклонникам этого фантастического образа. Знаешь, когда я сыграл убитого горем отца в «Пленницах», моя тетя сказала: «Ну наконец-то!» Она, как и я, устала от роли Росомахи. И вообще, я могу не только прыгать и рычать, но и делать много чего другого (смеется).
– Например, размещать фотки в социальных сетях?
– Ну, и это тоже… Знаешь, я могу разместить невесть что – хоть фотографии испражнений своих собак, чтобы подписчики завизжали и наставили кучу лайков, – рассказал Хью Джекман Entrevue. – К сожалению, виртуальное общение с фанатами всегда заканчивается одинаково: они находят, где ты живешь, и приходят посмотреть на тебя поближе. И пусть нет ничего, что мы могли бы делать вместе, им этого и не надо. Они готовы просто смотреть на моих собак. Наверное, мои фолловеры больше интересуются моими животными, нежели мной самим.

Фото: Global Look Press

Метки: , , , ,

Добавить комментарий