Шарлиз Терон: Шонн Пенн – любовь моей жизни

Шарлиз Терон: Шонн Пенн – любовь моей жизни

Ради съемок в лучшем боевике последних лет, стартовавшем в нашем прокате три недели назад, Шарлиз Терон пришлось побриться налысо. Как сегодня признается актриса, она бы никогда не отважилась сбрить шевелюру в обычной жизни, но «Безумный Макс: Дорога ярости» того стоил…

– Перед началом работы над фильмом мы почти три месяца провели на ежедневных тренировках, потом были совершенно сумасшедшие съемки, так что пока я хотела бы отдохнуть от экшена, — говорит Шарлиз . — Тем более что как раз сейчас мы с Шоном Пенном заканчиваем работать над его драмой «Последнее лицо» со мной в главной роли (улыбается).
– Со стороны кажется, что есть роль, которая вас последние три года волнует намного сильнее, – роль мамы. Чему вы научились с появлением ребенка?
– Мой сын ничему меня не научил (смеется). Думаю, когда взрослеем, мы теряем способность удивляться. Благодаря же Джексону я заново открываю эту возможность. В остальном сын ничем не отличается от детей его возраста. Рядом с ним я переживаю моменты простого счастья – для этого можно ничего не делать, просто смотреть, как он ест леденец или мороженое, наслаждаясь каждым моментом, проведенным вместе.
– У вас появился страх перед будущим после того, как стали мамой?
– Как и все родители, я задаю себе много вопросов. Но материнство подтолкнуло меня к большей ответственности. И теперь у меня не остается другого выхода, как приложить все усилия, чтобы оставить моему сыну мир намного лучше, чем он есть сейчас (улыбается).

Шарлиз Терон
– Какой вы представляете себя в 50 лет?
– Признаться, понятия не имею. Скоро (7 августа. – Авт.) мне будет сорок. Изменения неизбежны. Это все, что я знаю. Как и у всякой женщины, бывают моменты, когда смотрюсь в зеркало с удовольствием, в другие же дни делаю это без особого желания. У меня перед глазами мама – она стареет с элегантностью. Одно время она боялась возраста, но потом взглянула ему в лицо и сказала самой себе, что все эти мысли нужно послать к такой-то бабушке (смеется). Мама говорит так: «Старение – это не для слабаков». Ей 62 года, она пример для меня.
– Вы родились в пригороде Йоханнесбурга. Как у вас появилось желание стать актрисой?
– Я жила в трущобах среди мышей, однако у нас была и стиральная машинка, и телевизор. Проблема в том, что показ всех телепрограмм заканчивался в девять вечера – до тех пор, пока родители не смогли позволить себе купить видеопроигрыватель. Тогда мне было девять лет. Помню, первый фильм, который мы взяли в прокате, – «Всплеск» с Томом Хэнксом. Я пересматривала эту романтическую комедию, наверное, раз сто, если не больше. Выдавала себя за главную героиню, часами просиживая в запертой ванной комнате и мечтая о том, как мои ноги превращаются в хвост русалки.
– Вспоминая детство, вы говорили, что были большим лысым ребенком с непропорциональной лысой головой. Нечто вроде инопланетянки.
– А помимо того, у меня еще и не было зубов – до одиннадцати лет они так и не выросли. Действительно у меня был очень странный вид. Я была большой и с бледной кожей, носила очки, так что можете сами себе представить, что это было за зрелище.
– Видел бы это ставший вашим женихом Шон Пенн…
– Я была счастлива и уверена в себе, когда встретилась с ним. Думаю, именно поэтому он в меня и влюбился (смеется). Я люблю Шона, люблю наши отношения, нам хорошо вместе. Он не заполняет пустоту во мне, я не заполняю пустоту в нем. Мы просто два взрослых очень здравых человека, которые проживают потрясающие мгновения вместе. Я счастлива быть матерью, повстречать любовь моей жизни и при этом еще иметь возможность продолжать карьеру в кино, – рассказала France Dimanche Шарлиз Терон. – И стараюсь жить так, чтобы использовать все шансы, которые мне даны.

Фото: Global Look Press

Метки: , ,

Добавить комментарий