Юрий Никулин заработал анекдотами 10 пачек папирос

Юрий Никулин заработал анекдотами 10 пачек папирос

Это сейчас молодые артисты на вопросы об армии презрительно хмыкают: «А зачем?» А легендарные советские артисты почти все прошли не только армейские учения, но и войну. И, по их словам, этот страшный опыт очень помог им в работе. 
Своими воспоминаниями о войне кумиры СССР неохотно делились с журналистами, но все же кое-что рассказывали.
Юрий Никулин был призван в Красную армию в ноябре 1939-го и вскоре направлен для прохождения службы в 115-й зенитный артиллерийский полк. Юный Никулин был худ, высок и сутул, имел нескладную фигуру, что служило поводом для насмешек со стороны сослуживцев.
– Ко мне поначалу относились с иронией, – делился воспоминаниями актер. – Больше всего доставалось во время строевой подготовки. Когда я маршировал, все со смеху покатывались. На моей нескладной фигуре шинель висела нелепо, сапоги смешно болтались на тонких ногах. Когда первый раз пошли всей батареей в баню, я разделся – и все начали хохотать. Но я не обиделся. Про себя я злился, но в то же время смеялся вместе со всеми, что меня и спасало от дальнейших насмешек.
Ко всему однополчане завидовали будущему артисту, так как ему очень много писали из дому – отец с матерью, тетки, друзья и даже соседи, а еще он убедительно победил в дуэли по количеству рассказанных анекдотов, продолжавшейся до 4 утра, по итогам которой он стал обладателем десяти пачек папирос. Так что его талант был признан уже в армии.

Леонид Гайдай в 1942 году был призван в армию. Сначала его служба проходила в Монголии, где он объезжал лошадей, предназначенных для фронта. Будущий режиссер очень рвался на фронт. Когда военком приехал отбирать солдат в действующую армию, на каждый вопрос офицера Гайдай отвечал «Я!»: «Кто в артиллерию?» – «Я!» – «В кавалерию?» – «Я!» – «Во флот?» – «Я!» – «В разведку?» – «Я!» – чем вызвал недовольство начальника. «Да подождите вы, Гайдай! – сказал военком. – Дайте огласить весь список». Через какое-то время из этого случая родился эпизод фильма «Операция «Ы».

Гайдая направили на Калининский фронт. «Я подумал, что нас обязательно провезут через Москву, – вспоминал Леонид Иович. – Мне казалось, в Москве живут только красивые люди, и очень хотел ее посмотреть. Нас действительно провезли через Москву, но ночью в метро. Поезд с солдатами шел, не останавливаясь ни на одной станции, и я города так и не увидел».
Классик советского кино служил в разведке, неоднократно ходил во вражеский тыл за «языком», был награжден несколькими медалями. Как-то, возвращаясь с задания, Гайдай подорвался на противопехотной мине, получив тяжелейшее ранение ноги. Около года провел в госпиталях, перенес пять операций. Ему угрожала ампутация, но он от нее категорически отказался. «Одноногих актеров не бывает», – сказал он хирургу, и тот пошел ему навстречу.

Иннокентий Смоктуновский до конца жизни поражался тому факту, что ни разу не был ранен, хотя прошел два года страшной войны.

– Я стоял под дулами немецких автоматов, дрался в окружении, бежал из плена… А вот ранен не был, – удивлялся Иннокентий Михайлович. – Землей при бомбежке меня, правда, как-то засыпало – да так, что из торфа одни ботинки с обмотками торчали. Мне посчастливилось бежать, когда нас гнали в лагерь. Был и другой выход: желающим предлагали службу в РОА (Русская освободительная армия, воевавшая на стороне Третьего рейха против СССР. – Ред.). Но меня он не устроил. Меня, 18-летнего, измученного мальчишку, вел инстинкт самосохранения. Я выведывал у крестьян, где побольше болот и поменьше дорог, и шел туда. Фашистам там нечего было делать, в отличие от партизан. Так добрел до поселка Дмитровка… Постучался в ближайшую дверь, и мне открыли. Я сделал шаг, попытался что-то сказать и впал в полузабытье. Меня подняли, отнесли на кровать, накормили, вымыли в бане. Меня мыли несколько девушек-крестьянок – и уж как они хохотали! А я – живой скелет, с присохшим к позвоночнику животом, торчащими ребрами.
В этом поселке будущий артист прожил около месяца, потом случай помог ему добраться к партизанам, воевал в отряде, войну закончил под Берлином.

 

Иннокентий Смоктуновский
Меня подняли, отнесли на кровать, накормили, вымыли в бане. Меня мыли несколько девушек-крестьянок – и уж как они хохотали! А я – живой скелет, с присохшим к позвоночнику животом, торчащими ребрами.

 

Кто еще прошел войну?
Воевали Владимир Басов, Зиновий Гердт, Георгий Юматов, Михаил Пуговкин, Анатолий Папанов, Николай Боярский, Борис Иванов, Владимир Этуш, Алексей Ванин, Петр Глебов, Николай Еременко ст., Юрий Катин-Ярцев, Владимир Кашпур, Евгений Матвеев, Петр Тодоровский, Владимир Шаинский и другие.
Многие советские артисты отличились на войне. Алексей Смирнов лично взял в плен 7 гитлеровцев, огнем из миномета уничтожил 2 пулеметные точки противника. Героически воевал в горах Осетии Владимир Этуш, принимал участие в освобождении Ростова-на-Дону и Украины, за что был награжден орденом Красной Звезды, медалями. Максим Греков – командир партизанской роты. В 1944-м немцы бросили на его роту подразделение с овчарками. Рукопашная с собаками – это страшно. Но рота выстояла и даже погнала немцев.

 

Метки: , , , , ,

Добавить комментарий