Отар Кушанашвили: «Новая зазноба Андрея Григорьева-Аполлонова должна уяснить: он обожает сыновей и Сочи»

Отар Кушанашвили: «Новая зазноба Андрея Григорьева-Аполлонова должна уяснить: он обожает сыновей и Сочи»

Ужели Григорьеву-Аполлонову, когда-то наперснику и конфиденту, а теперь (жизнь развела) просто товарищу ненаглядному, этому живчику, лукавцу, пульчинелле, — ужели ему 50?!
Он, равно и Кирилл Андреев, совершил трюк, на который не сподобились бы и братья Сафроновы, иллюзионисты: он выжил.
А это в условиях нашего шоу-бизнеса, являющего симбиоз макабра с фарсом, именно что трюк, чудо расчудесное, как сказала бы кумир «ходячих мертвецов» Е.Малышева.
Надо быть не совсем человеком, чтобы пережить столько трагедий (папа, мама, сестра Юлька, Сорин, Яковлев, тьма наших с ним закадычников… развод) — и остаться Андрюхой, способным одной улыбкой преображать пространство.
«Иванушки» на вершине, кажется, с неолита, однако глаза горят.
Но, конечно, я видел — см. выше — его и с потухшими глазами.
Но его любят небесные силы, он поразительно быстро реабилитируется.
Несколько фактов об АГА — без поэтической утрированности.
Его страшно раздражают россказни про питие, чрезвычайно утрированные.
Матвиенко, по-настоящему любящий АГА, совсем недавно и мне сетовал, что Рыжий губит себя эпическими возлияниями, но сразу после мой кореш приехал на съемки моей программы, и я узрел парня хоть и грустящего (Маня ушла), но в отменной форме.
Что вовсе не означает, что безудержных, перманентных, неистовых выпивонов не было.
АГА сам называет те времена «жестким рок-н-роллом».
Но уцелели же.
Маню свою он любил, относился к ней по Пастернаку: «…прелести твоей секрет разгадке жизни равносилен».
Но Марина — барышня с норовом; она и тогда, и сейчас — одна из самых, если не самая, красивых женщин, что я видел, и она имела право претендовать на большее внимание.
В интервью МУЗ ТВ Маня грустно посетовала, что АГА не создан для семейной жизни.
Нет, создан, просто он по-другому смотрит на это предприятие; это не парадигма «коса на камень», это другие принципы и иная оптика.
Об этом рискованно заявлять во всеуслышание в наше лицемерное, филистерское время, но мы с АГА — домостроевцы, адепты здорового патриархата.
Теперь, наученный горьким (при всей сладости лет, когда они с Маней растворялись друг в друге) эмпирическим опытом, он, не сомневаюсь, выстроит правильные отношения, на вызывающе — «по нынешней погоде» — старорежимный манер: где главный — ОН, а Дульцинея отвечает за атмосферу, ту погоду, что воспета Долиной.
Моя разведка, которая изощреннее МОССАДа, доложила, что новая пассия моложе АГА на световой цикл и девять кошкиных жизней, но он же не питерский нелепый дедушка Краско, в конце концов, и не Гоген сатанинский.
Цифры в любом другом случае не препятствие, главное — что он заслужил право и на любовь, и -теперь, в свете произошедшего, главное — на то, чтоб быть обожаемым, именно дома, адорация вне дома нам с ним и без подруг хороша знакома.
Новая зазноба должна уяснить: АГА обожает сыновей и Сочи, где самый воздух его исцеляет, он умеет отдыхать, это да, но умеет и остановиться, потому что хочет жить долго.
И богато.
При всей своей наружной расхристанности АГА — редкостный прагматик, в этом с ним никто не сравнится.
Если только Маня, бывшая.

Отар Кушанашвили
 

Добавить комментарий