Отар Кушанашвили: «Чтобы играть в футбол, Погребняк, как в 37-ом, признался бы даже в том, что рыл туннель до Пекина!»

Отар Кушанашвили: «Чтобы играть в футбол, Погребняк, как в 37-ом, признался бы даже в том, что рыл туннель до Пекина!»

Вот чье мнение по поводу нелепого тарарама вокруг Паши Погребняка меня абсолютно и категорически не занимает, так это мнения бразильских журналистов, нет, не так, ТЕМНОКОЖИХ бразильских журналистов, каковые мнения, транслирующие умение этих стрекулистов беспричинно надувать щеки, поспешили опубликовать наши издания.
Прежде я недоумевал, но чем дальше в лес, тем все боле понимаю и Бернарда Шоу, утверждавшего, что 95 процентов людей не способны думать и что эти 95 процентов суть идиоты, и Чехова, писавшего, что 99 человек из 100 просто-напросто — дураки.
Насчет Шоу есть сомнения, а вот Чехов — Чехов ведь любил людей, даже «чехов», которыми Глушаков угрожал своей экс-кобре.
Опытом горьким наученный, замечу, что у нашенских дураков, когда они гиль несут, еще и глаза горят священным огнем высшей правоты.
Вот человек из Комитета по этике, практически директор Черного моря, говорит про моего товарища Пашу: «Приятно, что человек осознал свою вину».
КАКУЮ вину?! 
Паша просто в футбол хочет играть, кретины! Чтобы играть в футбол, остолопы, он, как в 37-ом, признался бы даже в том, что рыл туннель до Пекина.
Существует ли возможность, что мои дети и сыновья Маши и Паши Погребняк, и ваши дети, и дети Ари, и дети всех именно что членов Комитета по этике вырастут в нормальном мире, не свихнувшемся из-за вашей гребаной политкорректности?
Такая возможность стремится к нулю.
Прошлым летом, когда все набросились на хорвата Ваду с его «Слава Украине! «, требуя пожизненной дисквалификации, я сокрушался, что эта свистопляска — предел человеческих глупости, косности и тупости.
Наивный я нетемнокожий грузин. Нет предела у скудоумия, оно теперь возведено в ранг доктрины.
Доктринеры, схоласты, мачетчики пытаются учить нас жить, да еще докторальным тоном.
Я тоже считаю, что Ари, большой любитель бить со спины и давать деру, темнокожий — только потому, что у него, дураки, ТЕМНАЯ КОЖА.
Селена Гомес — латинос, Рианна — темнокожая; с обеими я не прочь переспать.
Что теперь? Я, светлокожий, — расист?
Как сказано в классическом фильме, «очувствуйтесь хоть малость», жертвы мультикультурности.
Паша не виноват, что в борьбе за нравственность стало многовато категорического императива, а само изобличение темных сил превратилось в тяжеловесный жанр гражданского манифеста.
Весь этот репрессивный дух, насаждаемый со звериной серьезностью, все это, по Достоевскому, фальшивое, скверное, фанфаронское подражание добру — это есть, как выразился тот же бледнокожий классик, положительный идиотизм.
Дюкову не об этом надо думать, а о том, что в воротах у нас стоит еще один несветлокожий, который — не я сказал, а Кавазашвили — не выручает.
Или костить слабейшего вратаря Г. — тоже расизм?
Павел Погребняк — один из самых добрых и светлых людей, что я знаю, идите на…, какого бы вы цвета ни были.
Леня Агутин, автор той самой песни, согласен.

Отар Кушанашвили

Метки: ,

Добавить комментарий