Отар Кушанашвили: «Надо верить в Любовь и не надо тратить себя на ерунду»

Отар Кушанашвили: «Надо верить в Любовь и не надо тратить себя на ерунду»

Иногда я верю в судьбу.
Я верю в судьбу, в жребий, в детерминированную участь, когда случается что-то ХОРОШЕЕ.
Я видел небо в алмазах, когда рождались мои дети, и вижу сейчас, когда, выросшие, они рядом.
Судьба — это бородатый старичок, очень добрый, как я; он сидит на облаке и дергает за веревочки.
Иногда судьба — это столкновение бурное случайных оголтелых атомов, мчащихся через невеселую, кажется, разучившуюся любить Вселенную.
Я говорю сегодня о втором варианте.
Жизнь столкнула двух славных человечков, одновременно столкнув со своей корневой основой: надо верить в Любовь и не надо тратить себя на ерунду.
Корневая основа еще не только в означенном и не только в том, что дорога к сладости лежит через соленый пот.
Но и в том, что для доподлинных отношений надо сохранить горячее сердце.
Вид влюбленных друг в друга и растворенных друг в друге парня и девушки — картина, существенно уточняющая картину этого часто пугающего нас мира.
И вот посреди этого, по мнению забубенных скептиков, содома и гоморры, и вот посреди этого мира, лежащего, если верить густопсовым нытикам, во зле, славный парень Серега Шураев встречает славную девушку Веронику Исаеву.
Я прибегаю к возвышенному лексикону, потому что обожаю такие моменты. Красивые, как вибрато певицы Шер.
Помните финал бабелевского рассказа «Гюи ж Мопассан»? «Сердце мое сжалось. Предвестие истины коснулось меня». Вот что я имею в виду. И вот что стряслось с ребятами.
Они милуются каждую минуту, я наблюдал, и за покушение на эту идиллию я лично готов колесовать-четвертовать.
Они легки, улыбчивы, летают от блаженства и сияют, а я из тех прекраснодушных старомодных идиотов, которые обожают такое состояние в исполнении других и не хотят, чтобы оно заканчивалось.
Они перешли рубикон и, смеясь, целуясь и воркуя, окунулись в супружескую жизнь, и мы обязаны с должным воодушевлением пожелать им счастья.
Я уже пожелал.
И не тесного единенья я желал Веронике и Сергею, а сделаться единым целым.
ОДНИМ, по слову Бродского.
Впрочем, они входили в зал уже одним целым, монолитным и ослепительным.
Р.S. Благодарю легендарную молодую Барыню N.V. (МАЗУРИНУ) за Праздник, пропитанный и дышавший Любовью.

Отар Кушанашвили



Добавить комментарий