Отар Кушанашвили: « Матвиенко нужен нам до зарезу»

Отар Кушанашвили: « Матвиенко нужен нам до зарезу»

Едва ли есть в наших краях более утонченный, чем Игорь Матвиенко, мелодист.
Едва ли есть в нашей местности зрелище более сентиментальное, чем концерты «Иванушек» и «Любэ», едва ли не самых народных банд среди родных осин.
Глубокий, содержательный человек, беспорочно служащий нелегкой легкой музыке.
Это поздравительная открытка, а не поползновение разгадать, в чем и как закодирован высший смысл мелодического искусства Матвиенко, чья интенция прозрачна: писать песни, полные воздуха.
Песни Матвиенко живут как раз этим: их генеральный аттракцион — это как раз живительный озон, почему его и обожают хронические, присяжные, записные, отъявленные жизнелюбы.
При такой хронике озверения, участниками которой мы все являемся, Матвиенко нужен нам до зарезу: в его песнях спрятаны ампулы с противоядием от означенного озверения.
Матвиенко поэтизирует и воспевает не героику, а людей обыкновенного человеческого звания и их чувства.
Его обожают и за то, что он не фразер и не позер, позор для него — плохая песня и не сдержать слово.
Его еще и потому невозможно заподозрить в 60-ти, что он никогда не служил Бахусу и никакой мерзостью не злоупотреблял.
Он подтянут, я бы выразился сочно: «сыт, пьян и нос в табаке», но повторяю, он не пьет в вульгарном мужицком смысле, и я не видел, чтобы он курил; остановимся на выражении «кум королю».
Искони и абсолютно искренне люди полагают композиторов богемой, а продюсеров — лиходеями и аспидами.
Матвиенко не похож на жантильного хлыща, а уж на потерянного элемента с черной душой он не похож тем паче.
Он бежит публичности, я уж не говорю про сатурналии, которые он не привечает.
Если не считать фортеля с незабвенной Джуной, на которой наш герой был женат несколько часов, у него беспорочная биография, не дающая ни единого повода для гнусных измышлений или просто измышлений.
Когда-то он был кудлатый и гол как сокол.
Его музыка милосердна, с ней не страшны ни геенна огненная, ни кроличья нора, ни черные дыры, его песни — это высокое солнцестояние, когда строчка «не повторяется такое никогда» кажется не истиной, но продуктом горячечного состояния: 60 не повторятся, а любовь под музыку Игоря Матвиенко — очень может быть.
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ИГОРЬ!
 
Отар Кушанашвили

Добавить комментарий