Ежемесячный обзор от Отара Кушанашвили: «Тим Рот настолько мерзок в этой роли, что хочется удавить его»

Ежемесячный обзор от Отара Кушанашвили: «Тим Рот настолько мерзок в этой роли, что хочется удавить его»

ПРОЛОГ

Приветствую вас, я есмь гистрион, голиард, голиаф, трувер, шпильман, вагант, неизлечимый романтик, исключительно доброжелательный старикан с неэластичными, как принято ныне, представлениями о морали.

Говорят: «Поскребешь цивилизацию — полезет дикость».

А я говорю: это у кого какая оптика.

У меня — какая надо; у меня нет психических травм, я влюбляюсь в жизнь каждый день, зная, что счастье превратно, я знаю и то, что оно достижимо.

СЕРИАЛЫ

«РИЛЛИНГТОН-ПЛЕЙС».

Всего три серии — но очень страшные серии.

Про серийного убивца — тихоню.

Не все, но многое объясняющий про природу зла.

Бенефис ТИМА РОТА, который настолько мерзок в этой роли, что хочется удавить его, а самый сериал смрадно дышит такой беспросветностью, что впору, в пандан ему, самому удавиться.

«ВЕРШИНА ОЗЕРА».

ЭЛИЗАБЕТ МОСС может сколько угодно изображать Артемиду, но это просто некрасивая актриса («Безумцы», «Рассказ служанки»), но волею режиссерки ДЖЕЙН КЕМПИОН (вершинная работа — фильм «Пианино) именно она помещена в центр истории, где исследуется не мир даже, а его иррациональная сторона, где все мужики паскуды, а тьма перекрывает свет.

Станешь паскудой — при таких-то неказистых девахах.

«РЭЙ ДОНОВАН». ФИНАЛ.

Никакого артхауса, никакой метафизики, высоковольтная иллюстрация преимущество пистолета и кулака перед словом.

Старомодный сериал, что можно перевести как «»сильнейший».

Береги честь смолоду, а если уже поздно, то хотя бы помаши напослед кулачками от всей души, как след.

Персонажи стали родными, как плед.

Жаль, что закончилась эпопея про бесстыжую маскулинность, которая может, оказывается, быть и нетоксичной.

«СЫН». ЗАВЕРШЕН.

Смотреть ради ПИРСА БРОСНАНА: давным-давно вошедший в лета кабальеро так красиво состарился, что его не перекрыть младым инфантам.

Неплохой выбор для досужего времени.

ФИЛЬМЫ

КЛАССИКА. «СПИСОК ШИНДЛЕРА».

Все разговоры о том, насколько этот фильм значителен, могут обернуться упражнением в абстракции, если вы не рыдали во время сцены, когда детишек разлучают с родителями, а кое-кто из пострелов ищет себе укрытие.

Спилберг умеет снимать такое кино, которое и манифест судьбы, и нож в сердце.

КЛАССИКА. «ЕЛИЗАВЕТА. ЗОЛОТОЙ ВЕК».

Елизавета, жившая по собственным заветам, не поддававшаяся наветам; девственница, вздыхавшая по искренней и чистой любви, но в силу недоверия обморочившая тьму претендентов, сама себе и хозяйка, и субретка-гризетка, и дуэнья.

КЕЙТ БЛАНШЕТТ чудо как хороша, но до ХЕЛЕН МИРРЕН, специалистку по королевским ролям, ей не перекрыть.

КЛАССИКА. «СЛАВА».

ЭДУАРД ЦВИК.

Утверждаю: шедевр.

За роль в котором ДЭНЗЭЛ ВАШИНГТОН получил первый «ОСКАР».

Там есть и про абсолюцию, и про Достоинство, и про другое, не менее важное.

Ну и хоть узрите МЭТЬЮ БРОДЕРИКА, муженька САРЫ ДЖЕССИКИ ПАРКЕР.

И снято так, что вы забудете за неактуальностью даже про абсолютизм Лукашенко.

«НА ПРЕДЕЛЕ».

Бенефис ДИАНЫ КРЮГЕР («Троя»), играющую осатаневшую от горя мать, у которой фашистские молодчики убили мужа и сына, и она, разочаровавшись в правосудии, решается на самосуд.

Крюгер так яростно играет ярость, что мурашки по коже.

Разумеется, никакого хэппи-энда.

«КАК ОТМЫТЬ МИЛЛИОН» ДЭНИ АРКАНА.

Обещали картину о несчастном жребии интеллектуала в мире чистогана, но интеллектуал оказался напрочь лишенным обаяния; совершенно мертвый актеришка.

Лично я обожаю чистоган, называйте меня рыцарем чистогана; вы дайте мне миллион, а как его отмыть, я придумаю.

И я не стал бы досматривать, если бы не узнал, что режиссеру…78 лет!

78!

Этот момент восхищает и заставляет закрыть глаза и на бесцветного гансвурста, и на раздражающее моралите «в мире есть вещи важнее денег», с которым согласны те, у кого денег море.

«УБОЙНАЯ СТРИЖКА».

Пустой фильм.

Тот самый случай, когда актеру не показана режиссура, а Дуэнья ЭММА ТОМПСОН не спасает.

Актера зовут РОБЕРТ КАРЛАЙЛ, чтоб его брабансон задавил.

ДОКФИЛЬМ. «МИСС АМЕРИКАНА».

Про сверхпопулярную американскую певицу ТЕЙЛОР СВИФТ, которая с порога заявляет: я хочу, чтобы меня считали хорошей, — и талдычит эту мантру всю дорогу.

Свифт вся во власти патологической жажды одобрения, потребности в одобрении.

У нее тьма вздыхателей, она довольно привлекательная молодица, но это положительно ничего не объясняет насчет ее бешеного успеха: музыка ее бесцветна до снотворности.

Не человек, а схема.

Но красивая схема, пусть и скуловоротная.

ЦЕРЕМОНИИ

«ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС» 2020.

Стоит посмотреть хотя бы ради того, как чествовали ТОМА ХЭНКСА, у которого дивная карьера и чудесная репутация.

Первосортный лицедей и, судя по всему, превосходный человек.

Он не вздыхает по прошлому, он счастлив здесь и сейчас, и он живет будущим, освященным надеждой.

Беспорочный Идальго, Кабальеро с добрейшей улыбкой, притом ни разу не ветхий.

АЛЬБОМЫ

«ТНЕ ВЕSТ ОF GLАDYS КNIGНТ АND ТНЕ РIРS».

Соул есть соул, а это — образец образцового, дистиллированного соула, под который можно и на лоне природы совершать моцион, и любовью заниматься, и размышлять о торных путях в искусстве, и новые интриги затевать.

Высший класс неостановимого жизнелюбия, гимны жизни, прелестные до иррациональности.

«ТНЕ WЕЕКND», «ВЕАUТY ВЕНIND ТНЕ МАDNЕSS».

Сладенький гедонист — этот штатовский парубок.

Да, токмо глухой не признает за пареньком одаренность, но изначально эта музычка настолько вторична, что Мишка Джексон на том свете смущенно улыбается.

Хотя почему нет, нажраться под такие припевочки можно, а может, и нужно.

«ТНЕ RАVЕОNЕТТЕS». «АТОМIZЕD».

Нагляднейшая персонификация эпохи, при-в которой всяк считает, что он-музыкант.

Отнюдь.

Нудь.

Пусть эту нудятину слушает ДУДЬ.

КНИГА.

Даже не книга, а ОЧЕРК.

ВЛАДИСЛАВ ХОДАСЕВИЧ, «КОНЕЦ РЕНАТЫ».

Это трагическая история жизни Нины Петровской, которая сначала была музой Андрея Белого, а когда, перестав быть музой, рассталась с ним, была им оскорблена и оклеветана.

Далее бедолага сошлась с Брюсовым-не столько по любви, сколько в пику экс-вздыхателю, по которому вздыхала сама.

Написано так пронзительно, что не перекрыть самым изощренным стилистам: для такого письма виртуозного слога мало, надобно еще страстное, пламенное сердце.

Примите в соображение, что, рассказывая про одну человеческую утрату, Ходасевич умудряется рассказать и про утраченную эпоху, и про символизм как направление, силившееся быть самым конгениальным эпохе.

Ходасевич, повествующий о яркой женщине, однако же, павшей жертвой коловратной судьбы и превратного счастия, точен в слове, которое умеет сделать душевным.

ЭПИЛОГ

Ну какой может быть эпилог в душные, сумеречные времена, которым противостоит один ОТАРИК ВЕЛИЧАЙШИЙ со своими писаниями и ютуб-шедевром «КАКОВО?!» (подписывайтесь).

Вот, набрел на архиважные слова, подойдут: «Любовь озаряет лица людей и изменяет ход событий».

Любви вам.

Отар Кушанашвили

Добавить комментарий