Отар Кушанашвили: «Плющенко рожден расстраивать врагов»

Отар Кушанашвили: «Плющенко рожден расстраивать врагов»

Евгений, Женя Плющенко — из тех, по чести говоря, немногих, кому жребием предначертано быть превыше всех и, следственно, быть мишенью.

Моя МАМА говорила про таких, как Плющенко (беллетризованный перевод!): «рожденный расстраивать врагов».

Не только в Москве, конечно, но в Москве особенно есть место этой эзотерике: немощные и завистливые обсуждают и осуждают недосягаемых на грани истерики.

В Плющенко удивительнее того, что он штурмует новые высоты (повторяю подчеркнуто: он рожден для этого), то, что у него, при всей его блистательной биографии не исковеркались характер, ум, душа (у меня была оказия в этом убедиться, но это долгая история; другим разом).

Если с кем-то у Плющенко случаются перекоры, то только с собой и с долей; так заведено у умных людей.

Существуют известные основания полагать, что Плющенко больше, чем к другим, нещаден к себе; я трактую об этом с такой уверенностью по той очевидной причине, что сам такой же, ровно.

Цель ведь не в том, чтобы стать эталоном добродетели и посреди доброго здоровья разговаривать с эманацией Бога, а в том, чтобы работать страстно, энергично и вдохновенно, не прерываюсь на брехню с меднолобыми.

Вот чего хочет Женя Плющенко.

Давайте без эквивокации: и сам-то Женя всею своей победительностью, и вкупе с «атомной бомбой» Яной — они раздражают всех, люди ведь «одержимы безобразием», а тут что ни день, то красивый успех; ч-ч-черт!

Плющенко невозможно прижать к ногтю, Яну — тем более (Яна сама кого хочешь «прижмет» до бесчувствия; по сравнению с ней, обладательницей вулканического темперамента, любой деятель покажется вываренной треской).

Его ресурсы, не исключая ресурсов самообладания, неистощимы, а сам он — в противность, например, мне — не из разряда людей, творящих под лозунгом «гречневая каша сама себя хвалит»; он знает себе цену, он сам себе нещадный судия; это, между прочим, говорит о личностных росте и состоятельности.

Кто Богу не грешен, кто царю не виноват, но мне дела нет до изъянов Плющенко, он сам с ними разберется, я только вижу, что он со сладострастием живет и работает — в то время как каждый второй его ровесник смотрится угасающим пленником немочи.

Женя, с Днем Рождения, пятисот миллионов неописуемых радостей, немилосердной, но сладостной усталости от обожаемой работы, ты давно уже превратился в сейсмическое явление (Яна сейсмическим явлением, кажется, народилась), а все беды мира, широко говоря, от того, что люди любят яркость, но страшно раздражаются при виде ярких людей. Нам ли с тобой этого не знать.

Благодати, Женя!

Отар Кушанашвили

Добавить комментарий