Вячеслав Зайцев: Я каждый день видел разврат, мордобой и поножовщину

Вячеслав Зайцев: Я каждый день видел разврат, мордобой и поножовщину

Болезнь Паркинсона, поразившая Вячеслава Зайцева, стала для мэтра моды очередным испытанием, коих в жизни кутюрье было предостаточно. К счастью, сейчас модельер чувствует себя лучше, он снова полон идей и планов. Мы поговорили с «Красным Диором» о его взаимоотношениях с сыном, кремлевскими правителями и о многом другом.

«Взялся за старые болячки»

– Вячеслав Михайлович, судя по вашему бодрому виду, вы снова в строю. Как ваше самочувствие?
– Уже получше. Помогли лечебные воды в Карловых Варах, где я проходил лечение. У меня слабые суставы, и они периодически напоминают о себе. В Варах я подлечил ноги и злополучный «дрожательный паралич» Паркинсона. Врачи дают утешительные прогнозы, хотя, я уверен, что на все воля Божья. Тьфу-тьфу, все идет хорошо, и я думаю, что будет лучше. Я не привык сдаваться!
– Я слышал, вы встаете в полпятого утра. Скажите, зачем вы просыпаетесь в такую рань? Вы ведь тревожите всех своих домочадцев.
– Никого я не тревожу. Я живу один в своей усадьбе. Охранники звонят мне в половине пятого и будят. Мне просто жаль терять время. Я добираюсь до своего дома на проспекте Мира за 40 минут, а обратно домой – два часа. Раньше я приходил на работу в шесть утра, чтобы заняться своими делами – проверить документацию, заполнить бумаги по бухгалтерии, ответить на письма по интернету. Начало рабочего дня в 9 утра. Теперь приезжаю чуть позже, ведь сейчас я всерьез взялся за свои старые болячки, которые я заработал за всю свою жизнь, – печень, бронхиальная астма, суставы и вот теперь болезнь Паркинсона. Жизнь моя была тяжелой и не всегда радостной, и некогда было заниматься здоровьем. Раньше я очень боялся идти к врачам, а сейчас у меня появились свои доктора, поход к которым – одно удовольствие.
– Вы смотрели телесериал «Красная королева»? Ведь сюжет там разворачивается вокруг одной из ваших бывших манекенщиц – Регины Збарской?
– Регина – целая эпоха в мире советской красоты. Она была моей любимой моделью. Она была сиротой, росла в детдоме. Ее родители были воздушными гимнастами и, совершая сложный трюк, разбились насмерть. Регина мечтала стать актрисой и даже училась во ВГИКе. Но с кино у нее не вышло, зато прославилась на весь мир как «Красная королева». Журнал Paris Match назвал ее «самым красивым оружием Кремля».

– Вы – почетный гражданин Парижа. Что это вам дает?
– Я никогда не пользовался никакими благами, да мне от них ничего и не надо. У меня есть в Париже своя квартира-студия, которую я купил за свои деньги по настоянию фирмы «Л’Ореаль», с которой я тогда очень плотно сотрудничал. У меня был высокий статус кутюрье в Париже, вот они и порекомендовали мне приобрести недвижимость в их стране.
– А кроме квартиры, какими благами Франции вы пользуетесь?
– Никакими. Я не говорю по-французски, к сожалению. Может, если говорил бы, то попросил бы чего-нибудь. Но я деликатный и скромный человек. Единственная привилегия – это свободный въезд в страну по долгосрочной шенгенской визе, которую мне как почетному гражданину Парижа выдали на лета. Я живу там с 1996 года, и я вынужден ездить в Париж периодически, чтобы оплачивать накопившиеся счета за коммунальные услуги. Иначе фискальные службы накладывают астрономические штрафы. У них с этим очень строго. Могут просто выставить на улицу, и всё. И неважно, знаменитый вы кутюрье или доставщик пиццы.

 

Слава Зайцев
Творил я прекрасно и беспрепятственно при всех правителях, потому что я всегда был вне политики и старался не приближаться и не водить хороводы с властями.

 

Дочь Брежнева забирала все бесплатно

– Вам уже 78. Вы жили в эпоху 7 правителей. Кто из них вам запомнился более и при ком вам жилось и творилось вольготнее всего?
– Творил я прекрасно и беспрепятственно при всех правителях, потому что я всегда был вне политики и старался не приближаться и не водить хороводы с властями. Я как-то сразу понял, что они меня пытались, каждый по-своему, или приблизить, или унизить. Причем, что удивительно, многие из них были уверены в том, что я должен их обшивать просто так, за спасибо от Их Величества. Взять, к примеру, семейство Леонида Брежнева. Его знаменитая дочь – любительница бриллиантов, часто приезжала в наш дом моды на Кузнецком мосту и, отобрав лучшие наряды, покидала нас со словами: «Всё, как всегда, красиво. Спасибо!» Скажу, что Ельцин и Путин – единственные, кто понял смысл моего искусства и наградил меня орденами и почестями. Но в массе своей политики, их жены – это просто потребители. В бытность СССР часто бывало так, что ведущие мировые дома моды приглашали меня с новыми коллекциями к себе, но, как правило, с моими творениями выезжали наши руководители, которые к творчеству никакого отношения не имели.

– Вы обладатель несчетного количества титулов и регалий. Человек с таким послужным списком должен валяться на диване и плевать в потолок. Вы же пашете, извините, как ломовая лошадь. Почему?
– Регалии – это фикция. Все эти медали и титулы лежат у меня на полках тяжелым грузом. Они совершенно не дают каких-то привилегий и исключений, поверьте. Я даже не имею права обслуживаться в вип-залах аэропортов или в кассах. Стыдно признаться, но часто бывает так, что люди, узнав меня, сами пропускают меня без очереди. Им как бы неловко за то, что я поставлен в такое унизительное положение. Я прожил страшно тяжелую жизнь, восстал из пепла и не скурвился и по-прежнему люблю свою Родину и никогда не собирался и не собираюсь ее покидать. Я счастлив, что родился на этой земле, и другой не мыслю. Я русский человек до мозга костей.
– Удивляюсь, как вас, сына «изменника Родины», к коим вас причислили власти, не упекли в бетонные казематы?
– Мое прошлое было не лучше бетонных казематов. Нас у родителей было двое, я младший из сыновей. Отец в войну попал в плен, ну и потом, по сталинской схеме – в лагерь за «измену Родине». Снова своего отца я увидел в 18 лет. Старший брат, с которым мы были антиподами, по сути, повторил судьбу отца. Еще во время войны он со своими подельниками украл велосипед и загремел в колонию, выйдя из которой долго не задержался на свободе, и после нескольких судимостей снова и снова возвращался в места не столь отдаленные. С такой «яркой» биографией меня не брали учиться никуда. Мы с мамой жили в 12-метровой комнатке в коммуналке. Спальней мне служил старый сундук, внутри которого нашли приют тысячи клопов. В нашем доме жили много пьяниц и воров, я каждый день видел разврат, мордобой и поножовщину. В такой «высокодуховной» обстановке я и формировался. До сих пор удивляюсь, как меня в пьяном угаре не зарезали мои соседи по дому. Ночами я лежал на своем сундуке и мечтал, что когда-нибудь я вырвусь из этого ада и буду жить в совершенно ином мире, полном красоты и изящества. Я ведь любил петь и плясать, и этот мой талант помогал мне выжить в нашей с мамой беспросветной жизни. После семилетки я поступил в химико-технологический техникум на художника по тканям, после которого меня направили в Московский текстильный институт. Стипендия была мизерная, и я устроился домработником в обеспеченную семью: убирал в квартире, ходил за покупками, смотрел за их детьми, кормил и выгуливал их. Даже умудрялся из полученных денег часть отправлять маме. Она не могла нарадоваться этому счастью. Тяготы жизни выработали во мне страсть к работе, бунтарство, волю, любовь к свободе и справедливости. Cамое главное – я сберег в сердце красоту. Это все благодаря маме.

 

Вячеслв Зайцев

 

«Сын долго не мог меня простить»
– Какие у вас отношения с сыном сегодня? Ведь довольно долгое время между вами были натянутые отношения.
– Это правда. Егора после нашего с женой развода от меня отстранила ее родня. Марина вышла замуж во второй раз, за циркового режиссера, который невзлюбил пасынка и наказывал его по каждому поводу. Плюс ко всему Егору все время внушали, что я бросил его с мамой. Так постепенно у сына копилась на меня обида, и долгое время мы не общались – он не мог простить меня. Сейчас отношения с сыном налаживаются с каждым днем. Они стали теплее после его второй женитьбы и рождения у него второй дочери. Мы вместе работаем, хотя наши взгляды на моду разнятся во многом. Я работаю для конкретного человека, а Егор – ради идеи. Он тяготеет к радикальной одежде, он ведь байкер, любит банданы и одежду в стиле милитари. А вообще, Егор – классный мужик, умный, талантливый и отзывчивый. Его жена Катя работает в нашем доме моды моделью и режиссером.
– Вы всегда подчеркиваете, что ваш дом моды не приносит вам прибыли, а иногда даже и убыточен. Скажите, а что вам приносит прибыль?
– Парфюмерная линия «Маруся», названная в честь моей любимой внученьки. «Маруся» приносит мне неплохие дивиденды вот уже более 20 лет. Во Франции было продано более четырех миллионов флаконов. На эти деньги я построил себе усадьбу за городом, сшил несколько роскошных коллекций одежды.
– Говорят, у вас необычный загородный дом?
– Да, он расположен у реки, рядом церковь. Там тихо, спокойно и никого вокруг. Я проектировал его сам. Мой дом – это отражение меня. Я безумно люблю белый цвет. Мой дом весь белый. Недавно французы подкинули мне идею создать в будущем в усадьбе дом-музей, где я соберу все свои коллекции одежды и картин. Там огромные пространства. Я даже уже сейчас продумал детали.
– Вы любите роскошь?
– Что вы. Я непритязательный в быту человек. Я ведь долгое время спал на раскладушках, когда жил в маленькой квартирке на Арбате. 2-спальную кровать я купил только в 2000 году. Мне даже лень расстилать ее: отодвигаю половину пледа и, свернувшись, как собака, клубочком, отсыпаю свои несколько часов. Для меня жизнь – работа, а отдых лишь приложение к ней.
– Красота – ваша религия. Были ли в вашей жизни ситуации, когда Бог приходил вам на помощь?
– Всегда. В 1981 году я попал в страшную аварию. После очередного скандала с тещей, я на такси возвращался домой. Водитель по дороге подсадил в машину двух барышень, которые всю дорогу домогались его. В какой-то момент он увлекся ими, и машина врезалась в столб. Меня вызволяли с помощью резательного аппарата. Много дней я пролежал в реанимации, из моего лица вынули 27 осколков. Я чуть не потерял зрение, правая нога отнялась. Я был распят, как Христос. Но все обошлось с Божьей помощью. Или вот еще. Мы ехали из Швейцарии в Италию (Милан) на показ моды. По дороге в аэропорт в горной местности столкнулись 10 машин, в том числе и наша. Пока приехала полиция и разбирались с аварией, мы опоздали на самолет. Как выяснилось позже, самолет, на котором нам не удалось улететь, захватили террористы. Накануне ночью я увидел во сне Бога. Он шел ко мне с протянутыми руками, улыбался и сказал, что у меня все будет окей. Я рад, что мне удалось увидеть лик Христа. Я всем обязан Провидению. Именно благодаря ему я начал писать стихи и картины. Бог помог мне и в этот раз. С Его помощью я выкарабкался из болезни, которая пыталась парализовать мои ноги и речь.
– Скажите, все ли вам удалось осуществить в жизни?
– Практически всё. Признаюсь, я счастливый человек. У меня есть любимая работа, две внучки, а главное – есть дом, который я очень люблю.

 

Вячеслв Зайцев Егор Зайцев
Вячеслав Зайцев с сыном Егором и внучкой Марусей

 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий