Отар Кушанашвили: «Стихи Евтушенко, может, и не открывают портал в рай, но не дают тебе впасть в ничтожество»

Отар Кушанашвили: «Стихи Евтушенко, может, и не открывают портал в рай, но не дают тебе впасть в ничтожество»

Кто я такой, чтобы судить про «отточенное чувство композиции» в стихах Евгения Евтушенко, его стихи помогли мне встать на ноги, и ночью, когда, прослышав про его кончину, я перечитывал «Со мною вот что происходит» и «Идут белые снеги», я плакал, потому что не стало большого поэта и потому что время скукожилось, доказав в очередной раз свое превосходство.
Моя мама, сама не имевшая возможности учиться (что не помешало ей стать тончайшим , светлым человечком), приносила мне книжки и толстые литературные журналы, ныне незаметные, и внушала, что высшие силы на стороне того, кто читает (видите, внушила; МАМА, спасибо, милая, любимая!).
Евтушенко, который МОЙ, — певец интимных деталей, ахов, тоски, неприкаянности, лирической эйфории, альковной энергии, интеллекта сокрушительного.
Мой Евтушенко заражал меня свой кипучестью, не давал мне — подобно моим унылым ровесникам — становиться старообразным, а в поведении безобразным.
С его помощью я пугливо выбрался на свет, с его же подачи уже зная, что ум всегда оказывается в дураках у сердца.
Лучшие его стихи похожи на возвышенный мифологический поп в духе Кейт Буш, а поэма «Фуку!», которую я обожаю, — это предтеча беззастенчивой субкультуры рэпа со всякими эминемами.
Без стихов, без музыки, без мощного кино жизнь наказывает, по Евтушенко, «бесплодием выжженной души».
Евтушенко, пусть в меньшей мере, чем Бродский, сделал так, что поэзия стала архиважной алхимической солью для меня.
Я словно смотрю в бинокль перевернутый: «все, что сзади осталось, уменьшено», сижу, перечитываю ЕЕ, улыбаюсь, грущу, вспоминаю, каким был, каким меня сделали стихи в том числе.
Они, может, и не открывают портал в рай, но не дают тебе впасть в ничтожество.
Прощайте, Евгений Александрович, Вас никогда не забудут.

 

Отар КУШАНАШВИЛИ

Метки: ,

Добавить комментарий