Михаил Муромов рассказал, как его несколько раз пытались убить

Михаил Муромов рассказал, как его несколько раз пытались убить

Легендарный певец Михаил Муромов после триумфа на шоу «Ты – суперстар» стал реже появляться на экранах. Певец говорит, что на телевидение его не пускают продюсеры. Об этом, а также о том, что якобы из-за безденежья он вынужден петь в переходах и собирать алюминиевые банки, Муромов рассказал ProZvezd.

– Я никогда ни под кого не подстраивался, – говорит Муромов. – Я всегда был таким, какой есть. Многие ругают, что слишком добрый и многое прощаю людям. Есть у меня такая черта. Стараюсь помочь в трудных ситуациях, чем могу, хотя другие бы никогда не стали этого делать. Я всегда кому-то помогаю, кого-то спасаю. У меня восемнадцать человек, которых я спас от неминуемой гибели: от ножа, от пистолета, от проруби. Я и сам мог погибнуть не раз. Помню, однажды ехал в машине и от лобового удара улетел в левую обочину. Чудом выжил! В другой раз на меня наставили пистолет. Мне удалось убедить не стрелять. И таких случаев было очень много, все не перечислить. Меня все время отводит. Много было случаев, когда занимался фарцовкой. Однажды меня поймали. Но мне удалось убедить судью, и вместо реального срока мне дали всего несколько суток!

– Вы стали известны в советское время, когда пробиться было очень непросто. Вас обижали?

– Особо нет. Когда начинал выступать, ко мне подходили какие-то люди и спрашивали: «А у вас залитованы тексты?» «Вы кто такие?» – интересуюсь у них. Они, как только слышали вопрос, сразу куда-то испарялись. Было непросто в то время. Надо было стоять твердо на ногах. Но у меня пошел афганский цикл песен, которые не заметить было невозможно. К тому же я состоял в партии, платил взносы, и меня не трогали. Хотя бывали разные случаи. Помню, написал песню про один фестиваль. Спел ее: успех ошеломительный. Один раз показали, а с повтора Фельцман с Богословским ее сняли. Такое тоже бывало.

– Сейчас вас опять не видно: тоже вырезают?

– Сейчас наступило время немыслимых продюсеров, скупивших программы радио и телевидения. Они владеют акциями и рулят, кто будет на экране, а кто – нет. Мы же видим, сколько фамилий трется в эфире. 10–12 человек максимум, но есть же другие люди. Я, например. Меня на экране видят только в ток-шоу. А мне есть что сказать и спеть.
– Все до сих пор не могут забыть «Давай поженимся» с вашим участием. Почему вы так и не женились?

– Мне не нужен официальный брак. Женским вниманием я не был обделен никогда. Я – гуляка. Мне нравятся разные женщины. Поэтому и без штампа в паспорте живется неплохо.

– Это правда, что Роза Сябитова после шоу лично пыталась устроить вашу судьбу?

– Да, звонила на следующий день после того, как я у них побывал. Предложила найти невесту через свое брачное агентство. Но я ей прямо сказал: «Роза, захомутать меня невозможно!» В свое время я мог столько раз жениться! Мне говорили: «У тебя будет все. Только женись». Но я отказывался, о чем ни разу не жалел.

– Говорят, что вы живете на 15 тысяч рублей в месяц?

– Выдумки! Такие статьи я называю поносными (от слова «поносить»). Что только про меня не придумывают! Однажды журналисты РЕН ТВ пытались проникнуть ко мне домой, мне пришлось даже с ними судиться. Но я не люблю суды. На них уходит время – не творческое дело. Один раз написали, что я пою в переходах и собираю алюминиевые банки. Я знаю эту журналистку: приглашал на интервью домой, она у меня кофеек пила, сливочную помадку ела. Звоню и спрашиваю: «Что же ты написала?» «А газета должна продаваться!» – услышал в ответ такой аргумент. А я теперь должен все время отдуваться.

– Но основные заработки у звезд от корпоративов. А вы, насколько я знаю, от них отказываетесь!

– Да, корпоративы я не люблю. Вилки, ложки, шампанское… Хотя я знаю многих коллег, которые ездят за три цены. Но я не любил никогда косить. Мне гораздо важнее энергетика. Помню, однажды больше половины концерта читал стихи. Был день пожилого человека, меня пригласили выступить. Я вышел на сцену и увидел серебристое поле – все седые. Начал петь, а звукорежиссером был диджей. Он так громко включил музыку, что людям было неуютно. Я потом его в микрофон остановил. Сказал «Стоп» и начал читать стихи: и Гумилева, и лирику Маяковского, которая малоизвестна. Читал минут сорок, люди были в восторге. «Ну а теперь концерт!» – сказал я, а в ответ услышал: «Не надо, читайте дальше. Вы так превосходно это делаете!» Вот такие душевные концерты я люблю гораздо больше корпоративов.

Метки: , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий