Отар Кушанашвили: страсти за деньги, спившиеся певицы и зоофильский «Дом-666»

Отар Кушанашвили: страсти за деньги, спившиеся певицы и зоофильский «Дом-666»

…Про добрую половину псевдогероев наших залихватских ток-шоу должен писать не я, а Довлатов, но его нет, а я вот он, и я знаю, что такое мучительная несостыковка с миром, сам проходил.
Все чаще после таких съемок я напоминаю себе старика из Толстого: «…закрыл глаза, и на его лице изобразилось молитвенное сосредоточение».


Мир меняется в лучшую сторону? Ой ли, я хоть и стараюсь изо всех сил его поменять, но после съемки про Лену Бонд и умершую Наташу Лагоду мной «владеют исключительно сложные чувства».
Когда ты с 3.00 на ногах, с 6-ти утра в радиоэфире имеешь дело с затюканными действительностью людьми, которые стесняются или не умеют быть добрыми, а ввечеру несостоявшаяся певица Лена, очевидно «задержанная в развитии», хлопает ресницами и говорит, что у нее все впереди, при этом смотрясь потасканной гризеткой, — ты не сразу понимаешь, где ты и кто все эти люди с глазами то стеклянными, то бегающими, то выпученными.
Боря Корчевников сделался большим профи, перед лицом обсуждающихся проблем не тушующимся; в героев он всматривается, сочувствует им.
Лена Бонд так и осталась частью того мира, где гармония измерялась деньгами, где за дензнаки изображались самые высокие страсти, где девчонки ныряли в делирий и сами себе внушали, что галлюцинации и есть доподлинная жизнь.
Про Бонд и Лагоду и иже с ними у Дмитрия Кедрина есть пронзительное стихотворение: деве красной спервоначалу не приглянулся добрый молодец, но когда она прознала, что он богат, хоть и не совсем добрый, она внушила себе, что он неотразим — и превратилась в девку, и корысть погубила ея.
И Лагода, и Бонд, и им подобные — из разряда женщин, которые самоаннигиллируются.
Находят хахаля, в угоду похоти тот осыпает их баблом, похоть проходит, от баб отделываются, кто-то беснуется, кто-то сосредотачивается на выцыганивании денег, сценарии очень похожи.
Но уже есть дети без папы, а у папы — новая телка.
Я и к 90-ым, когда все девчонки хотели стать певицами и просочиться в шоу-бизнес, отношусь самую малость юмористически, что вообще неотделимо от моей ментальности.
Кто теперь помнит Лагоду или Бонд? А ведь обеих называли певуньями, что равносильно тому, что вы снег назовете ветром.
А 90-ые помнят все, они и посейчас лично у меня вызывают странную смесь адорации, злости и ревности; у 90-ых было странное чувство юмора, даже лагоды и бонды могли считаться певуньями, Гоша Куценко актером, а косноязычные зычные виджеи — остроумцами.
Вы увидите эфир, обрамленный воплями, кто, на ком, под кем, куда, за сколько и за что, где слово «ЛЮБОВЬ» произносят только проформы ради, где КОРЧЕВНИКОВ рифмует слова «НЕГОЖЕ» и «О, БОЖЕ!», где публика до сих не понимает эвфемизма «совокупляться», где спорить бессмысленно, надо бить, сразу и прямой наводкой.
Лагода спилась и скапустилась, Бонд обречена, а за ними легион наташ и лен, грезящих о том же.
Они, эти девочки, грезят любыми телесно-душевными правдами-неправдами просочиться в зоофильский «Дом»-666, они готовы именно что совокупляться, предавать, идти по трупам, пересматривая «Элитное общество» и «Отвязные каникулы», проявлять «выразительное недружелюбие» к тем, кто предостерегает от краха; они, эти девочки-мотыльки, обернувшись девками, достаточно дерзки, чтобы изображать святость даже на ток-шоу годы спустя после эфемерного триумфа, когда уже кожа дряблая, а деньги спущены.
Как говорил литературный герой, «воистину сбилась гармония мира», но в этой непроницаемой для взгляда черноте есть Корчевников и есть я, и мы оба знаем, что идеализм есть самая прагматическая стратегия, и не все хотят быть дурами пустоцветными из телика.
Для вот таких, нестоеросовых, и стараемся.
Смотрите на «РОССИЯ 1», «Прямой эфир» с Борисом К.

 

Отар КУШАНАШВИЛИ

 

Фото: Facebook

Метки: , , , , , ,

Добавить комментарий