Отар Кушанашвили: патентованное средство от навязчивого невроза для Андрея Малахова

Отар Кушанашвили: патентованное средство от навязчивого невроза для Андрея Малахова

Сначала научитесь о люминесцентных лампочках и конфетах «Мишки в лесу» поведать так, чтобы первые не напугали, а вторых — тех самых косолапых в лесу — взалкала даже певица Алсу; выберете для анализа плюсов и минусов замороженных сырков высокий штиль «Аббатства Даунтон»; не прибегая к демагогии без капли тормозной жидкости, поведайте пресыщенному миру, какие именно шпикачки надо запивать каким именно тархуном; создайте при разговоре о чипсах с сыром атмосферу радостного маскарада, но так, чтобы вас не заподозрили в дружбе со стимуляторами творческого угара; а когда будете рассказывать миру про коварство дезодорантов, постарайтесь быть разом эффектными и эффективными; преподнеси выбор творожного сыра как эпик про судьбу, и пусть телекритики всем кагалом накинутся на тебя, когда ты лаской и таской довершишь расследования, посвященные молоку и зеленому горошку; сначала с муравьиным тщанием сделай так, чтобы «шампунь» стал хитом. Расскажите миру про овсяное печенье так, чтоб для самого Малахова А.Н. этот рассказ стал патентованным средством от навязчивого невроза.

Наш, мой «Естественный отбор» (ТВ ЦЕНТР) — это не программа, работающая с поверхностями, Лена Ханга, кивни, здесь нет «путанных зарослей теории», а если появляются, я сейчас прощаюсь со «сдержанным благородством интонации».

Качественная жизнь не появляется после «снип-снап-снурре, пурре-базелюрре», над качеством жизни надо работать и «Квартету И», и Роксане Бабаян, и Бену Аффлеку, и бабуле из Самары.

Интроверсия здесь не поможет, и наша программа то и дело и каждый день напоминает о базовых ценностях, ни разу не упомянув Сирию. Напоминает, даже если речь идет об овсяных хлопьях.

Для того и надо выбираться из путаных зарослей рекламы и возвернуться к сколь прекрасной, столь и труднопроходимой живой жизни, чтобы жить человеческой жизнью, вкусной, безопасной, а не прозябать в окружении фальсификата. «Поэта следует судить по его удачам», а у нас удачи, причем крупнокалиберные, — даже выпуски про сайру и куриные наггетсы; Эрнст захлебывается от восторга, не говоря про куриц.

В гордой противофазе со всеми остальными программами на сходную тему мы предъявляем публике ядреный микс из расследования и эмоций, маргиналий и разговора почтительного, но без церемоний, чтобы протагонисты не спасались мудреными терминами.

ЗИНАИДА РУДЕНКО гениально играет специальную женскую умудренность, которая бывает только после 20-ти и видна только тем, кому 10 и больше.

Худшая вещь, случившаяся с социальным телевидением, помимо самого социального телевидения, — это совершенно очевидное наплевательство на зрителя, на людей.

Ведущие, как правило, слабосильны и натужливы, глаз не горит, потому что вместо глаз линзы, а вместо сердца — давно заглохший мотор.

Мы делаем программу для людей, привыкших быть околпаченными. «И бессильная воля боролась с возрастающей бурей желанья», и я почему-то уверен, что МАРГО КРЖИЖЕВСКАЯ, выжигающая все живое напалмом кормчий телекомпании «М РRОDUCТION», знает про меня: я не психоаналитик, не баррикадный борец, не подсвечиваю себя в темноте, не гиена пера, не витающий в эмпиреях графоман, не временщик, я грузино-красногорский Вуди Аллен, но с крепкими кулаками, которому верят люди, а люди уже не верят никому, включая наследницу Шеварднадзе, Шнурова (в ипостаси модератора), Гордона, экс-жену известного футболиста.

Люди верят тем, кто на веру принял веру в хорошее и убедительно про эту Веру говорит, оставляя другим трескотню про Трампа, Сирию и трансгендеров.

Метки: , , , ,

Добавить комментарий