Ежемесячный обзор от Отара Кушанашвили: деньги Тома Круза и тоска смертельная Ромы Билыка

Ежемесячный обзор от Отара Кушанашвили: деньги Тома Круза и тоска смертельная Ромы Билыка

ПРОЛОГ.

Кто-то сказал: «Завтра — это лишь предположение», и было бы неплохо, если бы этот «кто-то» еще и подсказал бы, как трактовать эту заумь.
Особенно когда сил едва хватает на первичные рефлексы.
Мне исполнилось 449, следующий год юбилейный, 500, и даже Мэтью Макконахи знает, что я в юбилейный год буду неудержим, и ни один гад со мной не совладает.
Я буду вести, как флибустьер, ибо времени в обрез, «времени все истончается век, как ты ни нукай», но и то правда, что общее уныние возбуждает во мне резкое противодействие. Смертельное влечение к еще большим знаниям.
Достоуважаемые, не тратьте время попусту, живите сегодня и сейчас.
О завтра поговорим завтра, но ведь к нему надо быть готовым.
Следуйте за мной.

СЕРИАЛЫ.

«МИЛЛИАРДЫ».
Делайте, как я, когда мне грустно: смотрите этот сериал, тут жаба с гадюкой сначала схлестнулись, едва не укокошили друг дружку, а после побратались, породнились, и такая образовалась уния, что глаз не оторвать.
Главные герои одержимы властью и деньгами и неизменно верны лозунгу: «Никогда не поздно, а всегда пора».
Страшно выговорить, но сам не замечаешь, как проникаешься симпатией к неуемным мерзавцам, нетопырям, полагающим власть и деньги нетленными ценностями.
Превосходные актерские работы, выдающийся перевод, очень эффективен для выработки модели поведения перед бурей.

«ХОРОШАЯ БОРЬБА».
Америка заполошной эпохи Трампа, где даже высокообразованные и высокореспектабельные юристы, кажется, начинают страдать биполярным расстройством, а во всем мире разлито скалярное беспокойство, когда, по выражению Васи Уткина, не знаешь, откуда прилетит.
Все ходят как будто с расстегнутыми кобурами, готовые сорваться по всякому зряшнему поводу и ухайдокать любого несогласного.
Сериал — это важно — трагикомический, но никогда не знаешь, когда забава обернется лютой забавой.
Принимая во внимание тот факт, что по-настоящему умных сериалов, таких, как «Миллиарды», можно по пальцам перечесть, у «ХБ» в моих глазах — культовый статус.
Блестящий перевод, указывающий, что над сериалом корпели незашоренные люди.

«ГОЛИАФ».
БИЛЛИ БОБ ТОРНТОН и сам по себе, и самый сериал — чувствительное разочарование.
Известная харизма ББТ оборачивается тем, что в его арсенале остались два приема — он ерничает вальяжно, и он со значением, вприщур, смотрит на визави.
После первого сезона мне показалось даже, что ББТ вернет себе утраченный статут звезды и перестанет казаться последней спицей в колеснице.
Он играет адвоката, когда-то витального, вигильного, ведшего значительные дела, знавшего даже слово «пропедевтика», а теперь прозябающего в баре фрю.
Но случается нечто, он берется за дела разной степени неподъемности.
Но второй сезон настолько бездарен, что даже оторопь берет и что указывает на то, что ББТ стал корешом Джигурды.

«ХОДЯЧИЕ МЕРТВЕЦЫ», 9-ЫЙ СЕЗОН.
Все больше мелодрамы в одном из моих любимых сериалов, но мне как раз это нравится.
На зомби мне плевать, но мир становится все злее, и с этим надо что-то делать.
Блестящий сериал, хоть и напичканный сентенциями.

«ЖЕСТЯНАЯ ЗВЕЗДА».
ТИМ РОТ — большой актер.
Если долго и системно за ним следить, то воленс-ноленс заметишь, что он нафарширован клише, но никакой другой актер с этими клише не совладает.
Среди прочего, ТР обладает инфернальностью, мефистофелевским обаянием.
Сериал немилосердный; ТР играет шерифа, у которого нежные отношения с алкоголем; набедокурившего в бытность копом под прикрытием, переехавшим в живописную глухомань с семьей, но грехи прошлого находят его, что приводит к убийству его сына.
«Однако за благом вслед идут печали», а за печалями — бездна и тьма.

«ТЕРРОР».
Спродюсированный самим РИДДЛИ СКОТТОМ превосходный сериал, название которого читается с ударением на «Е».
О пропавшей, сгинувшей во льдах Арктики британской экспедиции, чья участь покрыта мраком тайны, а имена –н етленной славой.
Снято подробно, вплоть до анатомии, показан захватывающий коловорот Судьбы коловратной и судеб, часть которых оказалась отвратной.

ФИЛЬМЫ.

«ЛЮБОВЬ И ДРУЖБА».
Прелестная комедия нравов по роману, вернее, мотивам Джейн Остин с КЕЙТ БЕКИНСЕЙЛ в роли даже не коварной, а вероломной вдовы в поисках достойной партии.
Цветисто, цветасто, болтливо (аутентичный британский юмор!), костюмированно.
Не кино, а высокопробное душеполезное зрелище, каковым кино этого жанра и должно быть.
Леди Сьюзан хороша собой и у нее гибкий ум — как с такой состязаться, как такой сопротивляться?
Она сильна в эристике, ее ключевой метод самосохранения — интиги при высочайшем уровне великосветской вежливости.
Облигатное кино для девиц из «Дома 2».

«ВЕЛИКИЙ УРАВНИТЕЛЬ 2».
Ну, с ДЕНЗЕЛОМ ВАШИНГТОНОМ никакой «пропедевтики» не нужно, а АНТОН ФУКУА настолько крепкий ремесленник, что в его фильмах нет и не может быть никакой «алеаторики».
Крепкий фильм о том, что Добро побеждает зло, но уж очень дорогую цену приходится за эту победу платить.
Об этом практически все фильмы Вашингтона.
Подонков не вразумляет ничего, кроме кулаков и пистолета.
Фукуа честно отрабатывает тему противостояния мерзавцев и бывшего пехотинца, для наваристости погружая ея в подобие мелодрамы.

«МУМИЯ».
Зачем, на кой, за каким, какого лешего Том Круз, у которого денег больше, чем у нашего ЦБ, снялся в этом фильме для долихоцефалов?
Все споры на эту тему носят академический характер, и вести их могут только ограниченные герильясы.
Просто получите сомнительное удовольствие.
Эпизод битвы с чудищем под водой — красота, против которой бессилен тлен.
Да, это тот же самый парень, что снялся в «Магнолии».
Да, он снялся в «Мумии» ради денег.
Да, ему тоже не хватает.

«СТАЛЬНЫЕ МАГНОЛИИ».
Первый и последний фильм, где ДЖУЛИЯ РОБЕРТС умирает.
Начинается как праздничный коловорот, обещающий сладкую истому, но разрешается жесточайшей драмой.
При этом жизнеутверждающее кино, напоминающее «Язык нежности».

«КЛЯТВА».
Исландский триллер, снятый очень известным БАЛЬТАЗАРОМ КОРМАКУРОМ.
Дабы спасти свою дочь, известный хирург превращается в садиста и убивает совратившего ее наркодилера, которого, надо же, зовут ОТТАР.
Крепкая картина, но не шедевр.

КНИГА.

ГАРИ БАРЛОУ — «А ВЕТТЕR МЕ». ПЕРЕВОД АННЫ МАТЮШЕВСКОЙ.
Даже у ВАСИ УТКИНА нет такой книги, а у меня такая книга есть, потому что у Васи Уткина нет АНИ МАТЮШЕВСКОЙ.
Я со школьных времен помню, как хотел добиться того, чтобы меня уважали (для чего в 6-ом классе заявился в редакцию газеты «Кутаисской правды»).
В это же время в Британии уже осваивал инструмент, первый в жизни, некто ГЭРИ ОТАРОВИЧ БАРЛОУ.
Моя пятая книга еще в чернильнице, а ГАРИК-ОТАРИК уже издает вторую, искушенный такой сочинитель, надо же.
С тех пор Гарик искусился в написании пьес, воздуха полных, а я искусился в элоквенции и написании статей на тему, как справиться с жизнью, которая очень часто выставляет нас бестолковщиной.
БЛЕСТЯЩЕ переведенная А.В.МАТЮШЕВСКОЙ книга о том, что жизнь суть один непрерывный, нескончаемый искус, о том, что даже Дэнзелу Вашингтону приходится каждой ролью доказывать, что он — ВЕЛИКИЙ УРАВНИТЕЛЬ, а не делинквент какой.

АЛЬБОМЫ.

«ЗВЕРИ» — «10».
Явите божескую милость, избавьте меня от дебатов, талантлив ли РОМА БИЛЫК.
Он в высшей степени одаренный мазурик; очень многие его пьесы эксплицитно хороши и, как говорили встарь, причиняют неизреченное блаженство.
Но вот здесь всего одна прелестная песнь — «ВЕЧЕРОМ». Она полна воздуха.
Остальные песни — умничанье, и даже это слово я употребляю из вежливости, граничащей с симпатией.
Рома умничает, и умничанье это — эсхатологического толка: «Я в голосах не слышу разницы. В моих глазах — тоска смертельная».
Роман явно переоценивает «аристотелевское» начало в себе, ницшеанство ему категорический.
Хотя мой любимый музыковед БОРИС БАРАБАНОВ углядел в альбоме признаки роста, в первую голову личностного, надо признать, что Рома хорош, когда, как Шахрин в «Не со мной», дарит себе и нам красивую мелодию и точные слова.
А про «смертельную тоску» всякий может, даже мы с Барабановым. 
«Мой мир» — набор сплошных трюизмов.

ЛОРЕДАНА БЕРТЕ. ЛУЧШЕЕ.
Может, на чей-то салтык итальянская музыка «глуповата, темна и ничтожна», нужды нет и плевать: ей «без волненья внимать невозможно».
ЛОРЕДАНЕ БЕРТЕ 68 — а, слушая «RАGАZZО МIО» или «СОSА ТI АSРЕТТI DА МЕ», я думаю, 30, не боле.
Да и не о летах здесь думать надо, но о том, как удалось Даме выжить и сохранить лицо.
Среди прочего у нее голос, который ни с чьим не спутаешь, и мотивчики, неизреченно красивые, которые подхватываешь с дорогой душой.
В современной музыке ритм вытеснил мелодию, как в искусстве идея вытеснила художественность, но штука-то в том, что хочется КРАСИВЫХ песен.
И КРАСИВЫХ женщин, а не Монеточку, глядя на и слушая которую я вспоминаю поговорку «на льдинах лавр не расцветет».
А еще, повторяю, БЕРТЕ — пример для меня, грезящего о долгой карьере.
Хотел уйти из профессии в 60, но теперь, когда у меня есть Берте (СПАСИБО ЗА ДИСК, А.МАТЮШЕВСКАЯ!), я принял решение остаться до 69-ти.
То есть до 669-ТИ.

ДЖАННИ МОРАНДИ — «СОМЕ FА ВЕNЕ L’АМОRЕ».
Тут все ясно.
Приняв — надеюсь, соломоново — решение уйти из профессии в 69, я тем более уважителен к Джанни Моранди, Мистеру Марафонцу.
Нетленно красивых песен в этом альбоме нет, но все, что делает Моранди, отмечено печатью грандиозного обаяния, присущего, очень надеюсь, и мне, академику среди говорящих голов и стрекулистов.
Долихоцефалам не понять.

ЭПИЛОГ ПОСЛЕ ЭПИЛОГА.

Сейчас, когда до начала второй части сезона осталось меньше месяца, подготовка к нему приобрела значительную интенсивность.
Я работаю над построением фраз; в ход идет все: Бродский, письма Платонова, чтение периодики.
Физподготовка происходит под: «ВОYZОNЕ», ТАКЕ ТНАТ, ‘N SYNС.
Даже если за день удается набрести на одну пронзительную строчку, не говоря там, что создать ея удастся самому — это такое счастье: будто дотянулся до звезды.
Хорошо, я паренек экзальтированный, вы просто не дайте себе «превратиться в убогое клише», хуже нет — превратиться в трафарет, читайте, слушайте, гуляйте, кругом такой коловорот событий, грех не поучаствовать, насилу справляясь с коловоротом мыслей.


Отар Кушанашвили

Добавить комментарий