Отар Кушанашвили: «Когда Лорак поет на украинском, она — выдающаяся певунья, мощная, как Мэрайя Кэри, и вкусная, как глазунья»

Отар Кушанашвили: «Когда Лорак поет на украинском, она — выдающаяся певунья, мощная, как Мэрайя Кэри, и вкусная, как глазунья»

Я симпатизирую Ани Лорак сильнее, чем псевдоэстеты зауми, которую изготавливает Джим Джармуш, а бальзаковские дамы Кевину Костнеру, но когда она поет медитативную пьесу «Медленно», есть повод спутать ее с Софией Ротару, хотя Ротару свидетельница восстания Спартака, а Лорак цветущая хризантема.
Все эти «Забирай» и «Корабли» — хиты, раздутые, как дирижабль, — кажутся хитами ровно до того момента, когда вы услышите, как Ани поет на родном, на мове, по-украински.
С родной речью у Лорак и сношение принципиально иное, и кажется небезосновательно, что, исполняя родные песни, она и держит себя совершенно иначе.
Эти песни не истошные, но как будто насыщенные озоном.
Эти — на первейшем для нее языке — песни сияют, как дети летом на море, отливают золотом, как лунная дорожка там же, когда ты на берегу, а пред тобой — та самая дорожка, а над тобой — звездная бездна.
«В поле земные закаты рождали смертельную нежность» — каких красотищи и суггестии строчка, одна из многих, пропетых дивной девой.
В «украинской» Лорак, в противоположность русской версии, нет ни гран гривуазности, за счет которой она здесь зарабатывает, потому что невозможно петь волшебную песню (рекомендую) «Я стану морем» и выставлять себя гризеткой со встроенной сами знаете куда розеткой.
И ведь дело даже не в том, что я лютый поборник этнической музыки, но в ножницах: когда Лорак поет стандартные хиты на русском, она крепкая артистка и не более, а когда выпевает «Розкажи», она — выдающаяся певунья, мощная, как Мэрайя Кэри в лучшем изводе, и вкусная, как глазунья.
«Три звичних слова» — это в переводе с ангельского на мову почитай эпический сказ про то, что бояться надо не одиночества, а надо бояться людей, которые заставляют тебя чувствовать себя одиноким. Своей неотзывчивостью, своей неспособностью к Любви, любить.
Но, как сказал Эврипид: «Бойся эриний!».
Эриния Лорак в своем праве: она сама решает, что ей петь.
Лорак сама должна понимать, что русские боевики она поет хорошо, иногда очень хорошо, но когда она поет «Без тебе», то выходит, как говорила Наташа Ростова, «что-то другое, высшее».
Карьера Лорак похожа на красивейший миф, доведенный до совершенства (или почти доведенный), но если ты даже не отрекаешься от своих корней, а чураешься их, избегаешь их, этот миф самоаннигилируется.
А нам этого не надо, ей этого не надо, мне этого не надо, а что, ее не только Киркоров любит, я тоже, причем не претендуя на взаимность.
Р.S. Обращаю внимание оголтелой публики, свихнувшейся в политдебатах, как я мастерски избежал разговора о дерьме под названием «политика».
Я обожаю Украину, я верю в ее людей и в себя, как Алибасов верит в «На-На».

 

Отар КУШАНАШВИЛИ

Метки: ,

Добавить комментарий