Андрей Смоляков: Табаков не возражал, чтобы я стал отцом его сыну

Андрей Смоляков: Табаков не возражал, чтобы я стал отцом его сыну

Народный артист России Андрей Смоляков рассказал ProZvezd, на что может пойти ради хорошей роли в кино: резко толстеть и худеть, а также падать в обморок от жары.

 

– Андрей Игоревич, в прошлом году фильм Анны Меликян «Звезда», где вы сыграли одну из главных ролей, получил на «Кинотавре» приз за лучшую режиссуру. В этом году она взяла главный приз за картину «Pro любовь», но без вас.
– Анна Меликян – человек одаренный. В этом фильме ей были нужны красивые мужчины, поэтому меня она не позвала, но приз получила заслуженно, так как в очередной раз предъявила качественный продукт. Мера одна – либо кино цепляет, захватывает, либо нет. Также важно попадание во время.
– Сына вашего героя в «Звезде» сыграл сын вашего мастера Олега Табакова. Легко ли вам было с дебютантом и одновременно сыном друга?
– Павла я знаю с детства, когда он еще лежал в коляске. Он рос у меня на глазах, периодически приходил в театр, где руководит его папа, где мама – ведущая актриса. Главное, что Олег Палыч не возражал, чтобы его папу в кино играл я, он меня благословил, дальше было легко.

Андрей Смоляков
кадр из фильма «Родина»

– Выхода какого фильма с вашим участием вы особенно ждете?
– Самое трепетное дитя – фильм «Родина» Петра Буслова, он мне очень близок и дорог. Я впервые посмотрел его на «Кинотавре», а осенью он должен выйти в широкий прокат. Думаю, зрители оценят картину по достоинству и на протяжении долгого времени будут к ней возвращаться. Поиск родины как места под солнцем и поиск родины внутри себя всегда актуален.
– Вы бывали в Индии до съемок «Родины»?
– Нет, я оказался там впервые, хотя про Гоа нельзя говорить, что это Индия. Это отдельная провинция. Исторически Гоа был колонией Португалии. Жара стояла невыносимая, пот лил ручьем. Часто я был близок к тому, чтобы упасть в обморок, но заставлял себя держаться. Такая погода была идеальна для моего персонажа, который, будучи неизлечимо болен, еще и изнемогал от жары.
– Ваш герой Гарри в фильме постоянно находится в стрессовой ситуации. Влияют ли эти сильные эмоции на вас?
– В кадре может происходить все, что угодно, но когда звучит «Стоп», все эмоции должны уходить, владеть ими – часть профессии. Я строго придерживаюсь правила: покинул сцену (площадку) – вышел из образа. Иногда, правда, страдаешь физически, мышцы болят, накапливается усталость, но с точки зрения психики все должно заканчиваться сразу, иначе мы все были бы пациентами клиники Алексеева (бывшая психиатрическая больница имени Кащенко. – Авт.,).
– Стоит ли жертвовать ради роли своим здоровьем?
– Иногда стоит. На «Родине» для финальной сцены я похудел на 10 килограммов, также нужно было загореть, но не сгореть, что было сложно в такое пекло. Для роли полковника КГБ в «Высоцком. Спасибо, что живой» Петра Буслова я, наоборот, специально отрастил брюшко, чтобы выглядеть обрюзгшим. Видоизменения в весе должны проходить под контролем медиков. Но даже если все делать грамотно и профессионально, избежать осложнений все равно трудно. Главное, чтобы не зря, чтобы картина осталась в истории.

 

Фото: Kinopoisk.ru

Метки: , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий