Глафиру Тарханову на «Танцах со звездами» довели до слез

Глафиру Тарханову на «Танцах со звездами» довели до слез

Яркая и самобытная актриса Глафира Тарханова в паре с Евгением Папунаишвили сейчас штурмует «Танцы со звездами». На проекте их паре благоволят не только простые зрители, но и члены жюри. Несмотря на это, Глафира признается: перед выходом на паркет она сильно нервничает. О ночных тренировках и способах восстановления Тарханова рассказала ProZvezd.

«Не могла думать, что мне достанется Женя»

– Глафира, какие ощущения от телешоу?

– Сейчас мне уже полегче. Когда предложили поучаствовать, я почти сразу согласилась. Я занималась танцами, но это было очень давно, в детстве. Немного танцевала в институте. И «Сатирикон» в принципе тоже танцующий театр. Но так интенсивно, конечно, не занималась никогда. Поэтом было непросто.

– Раньше, когда смотрели «Танцы», представляли себя на паркете?

– Совсем разные ощущения, когда находишься внутри проекта и когда смотришь его по телевизору. Раньше я смотрела «Танцы со звездами», конечно, но не целиком. В тот момент я даже не могла надеяться, что у меня в партнерах будет Женя Папунаишвили. Он – единственный танцор, кто участвовал во всех выпусках этого проекта. Для меня это – очень интересный эксперимент.

– Женя – строгий?

– Нет, он не строгий. Мне кажется, мы с ним совпали. Я – работоспособная, он – тоже. Наверное, в этом и кроется секрет нашего неплохого результата. Мы занимаемся ежедневно. По три часа в день. Один раз репетировали шесть часов, но это максимум. Нам сложно заниматься больше трех часов, потому что у нас ночные репетиции. Начинаем примерно в половине одиннадцатого вечера и заканчиваем в два часа ночи.

– Наверное, так устаете, что в голове одна мысль: как бы дойти до кровати!

– Меня спасает зеленый чай (улыбается).

– Кто из членов жюри вам импонирует?

– Мне нравится Галина Беляева. Она – единственная женщина в жюри и нам благоволит. А самый строгий – Николай Цискаридзе. Но, безусловно, я принимаю его критику. Он – профессиональный балерун, премьер Большого театра. Я по сравнению с ним не танцую вообще. Он прав в том, когда хочет донести информацию, что в принципе за шесть дней невозможно научиться танцевать. Мы пытаемся танцевать на уровне.

– В прошлых сезонах участники не могли сдержать слез. Вы тоже плакали.

– Да, однажды не сдержалась. Для меня это большой стресс! Ведь танцы не похожи на спектакли и кино.

– Какой номер для вас оказался самым сложным?

– Пасодобль. Он был под Майкла Джексона, высокий ритм. Непросто. И потом это был первый танец: я очень волновалась. По-моему, до этого не переживала так никогда в жизни. Это было эмоционально сложно!

– Пустырник пили?

– На второй программе одну таблеточку валерьянки на всякий случай я проглотила (улыбается). Но не думаю, что она подействовала. Скорее всего это был просто психологический момент, чтобы хоть немножко волнение утихло. Женя, когда узнал, меня успокоил: «Ты что, с ума сошла? Все будет хорошо!»

– Глафира, а сами вы думаете, какое место займете?

– Хорошо бы дойти до финала – это будет уже большим достижением лично для меня, а там как уже сложится. В этом сезоне новые правила: теперь решение зависит от зрителей. Поэтому очень сложно прогнозировать, кто следующий вылетит. Я стараюсь не настраивать себя на какой-то конкретный результат, а получать удовольствие от танца и от каждой тренировки.

Глафира Тарханова
Когда предложили поучаствовать, я почти сразу согласилась. Я занималась танцами, но это было очень давно, в детстве. Немного танцевала в институте. И «Сатирикон» в принципе тоже танцующий театр.
Метки: , , , , , , ,

Добавить комментарий