Арнольд Шварценеггер: Мы с женой до сих пор не развелись

Арнольд Шварценеггер: Мы с женой до сих пор не развелись

Как и обещал, он вернулся: Арнольд Шварценеггер снова на экранах в продолжении истории железного человека в фильме «Терминатор: Генезис». Критики по большей части захлебываются ядовитой слюной, но соскучившиеся фанаты все равно на седьмом небе от счастья, ведь последний раз в роли киборга Арни появлялся на большом экране аж 12 лет назад. Так уж случилось, что западные зрители перед этой премьерой успели увидеть другую сторону политика-культуриста, снявшегося в еще не вышедшем в наш прокат фильме ужасов «Мэгги».

– Критики единодушны по поводу вашей игры в фильме «Мэгги»: вы никогда еще не были так хороши, как в роли любящего отца, пытающегося спасти свою дочь от пандемии. Старея, вы стали более человечным?
– Долгие годы моей единственной целью в этой работе было зарабатывание денег. И никто не догадывался предложить мне нечто подобное. Это первый раз, когда обо мне говорят, как об актере. Люди открыли, что я не зомби и не гора мышц, а мужчина, у которого есть эмоции и который иногда даже может заплакать. Пока у меня не было детей, я не мог представить, какой может быть боль от потери одного из них. Сейчас могу.

Арнольд Шварценнегер
кадр из фильма «Мэгги»

– У вас пятеро детей. Переживаете о будущем?
– Мы об этом много говорим вместе. Мои дети привилегированны и знают, что никогда не умрут от голода. Кем бы они ни стали – сантехниками, политиками или актерами, – я буду уважать их выбор. Единственная вещь, о которой прошу их – иметь четкое представление о том, что они хотят делать.
– После 25 лет брака в мае 2011 года вы объявили о разводе с Марией Шрайвер. Как он прошел?
– Он все еще продолжается, мы до сих пор не развелись. В этих условиях мы стараемся сохранять лучшие отношения, насколько это только возможно.
– Вы отработали два срока на посту губернатора Калифорнии.
– Помогать людям – это моя страсть. Я всегда предпочитал давать, а не получать. До того, как стать губернатором, я зарабатывал более 30 миллионов долларов за фильм. Отказавшись от работы актера, я потерял миллионы долларов, но не жалею об этом.
– Вы ставите деньги в центр любой дискуссии. Откуда у вас эта одержимость?
– Все в жизни я вижу как соревнование. С самого начала у меня была только одна цель: быть самым высокооплачиваемым актером. Я работал как сумасшедший, чтобы преуспеть. В 10 лет организовал маленький бизнес на берегу озера, где мы жили. В воскресенье ходил в лавку и покупал мороженое, которое позже продавал вдвое дороже тем, кто прогуливался вдоль берега. А на вырученные деньги покупал себе спортивную одежду. Когда получил чек на 12 тысяч долларов за фильм «Геркулес в Нью-Йорке», я положил деньги в банк, вместо того, чтобы прогулять. Не знаю, откуда это идет, но я всегда был очень аккуратен с деньгами.
– Что поражает – вы никогда не сомневались в себе.
– В молодости у меня было два кумира – Клинт Иствуд и Кирк Дуглас. Я хотел быть, как они. И всегда был уверен, что однажды сделаю что-то грандиозное. Моя уверенность в себе строится на моих победах. Я применяю правила, которые помогали мне побеждать в бодибилдинге: работа и четкая визуализация того, что ты хочешь. Не существует плана «Б», нет подстраховки. Упав, вы должны снова подняться. Это мои тренеры учили меня, не родители.
– Почему?
– Родители думали, что я сошел с ума. Не понимали, почему я хочу быть лучшим в мире. Почему поднимаю тяжелый вес каждый день по много часов. Перед смертью в 1972 году отец успел увидеть, как я в третий раз стал чемпионом мира.
– А ваша мать?
– После смерти брата я много занимался ею. Я возил ее везде с собой – на съемочные площадки, в Белый дом, на кинопремии… Она очень это любила. Ее смерть в 1998 году опустошила меня, – рассказал Арнольд Шварценеггер Paris Match. – Я очень сожалею, что она так и не увидела, как я стал губернатором.

 

Фото: Global Look Press

Метки: , , , , ,

Добавить комментарий