Сильвестр Сталлоне: В детстве меня считали идиотом

Сильвестр Сталлоне: В детстве меня считали идиотом

Год начался для Сталлоне на редкость удачно. Прежде трижды пролетавший мимо «Золотого глобуса» Сильвестр наконец-то унес заветную статуэтку домой. И хотя получил ее 69-летний актер за роль второго плана, но для Сталлоне и это – такое признание, о каком он прежде только мечтал. Теперь же довольный артист готовится к вручению «Оскаров» – за ту же роль в седьмой части боксерской драмы, получившей название «Крид: Наследие Рокки»…

 

– Как отреагировали на получение первого за 69 лет «Золотого глобуса»?
– Вот честно, совсем не ожидал. Обо мне редко вспоминали, когда хотели кого-нибудь наградить. И я обещал себе, что не позволю эмоциям взять верх. Но это было выше меня. Увидеть, как весь зал поднялся на ноги, было шоком. Так я осознал: пока есть жизнь, есть и надежда. Кто еще несколько лет назад мог бы сказать, что когда-нибудь все-таки выиграю такой приз? Никто. Как Рокки Бальбоа, я живое доказательство: никогда не надо опускать руки. Боритесь за то, во что верите, до последнего дыхания.
– Вы прибыли на «Золотой глобус» с женой и тремя дочерьми…
– Я ничего бы не добился в моей жизни без женщин. Дженнифер (они вместе с 1997 года, экс-модель младше на 22 года. – Авт.) – моя судьба уже много лет. И я гордый отец, когда нас сопровождают наши девочки. Быть рядом с Софией, Систин и Скарлетт (19, 17 и 13 лет. – Авт.) было очень приятно.

 

Сильвестр Сталлоне
Я быстро понял: если тебе есть дело до карьеры, не стоит уходить от образа, который Голливуд хочет видеть.

 

– Хотите, чтобы девочки пошли по вашим стопам?
– На моем и мамином примере они уже узнали и о хороших, и о плохих сторонах Голливуда. Моя роль – не уговаривать их стать актрисами, но поддерживать, какой бы путь ни выбрали. Думаю, по-настоящему дети не знают, кто я. И это хорошо для меня. Во время всего их детства я постоянно был в дороге или снимался за границей. Я потерял много важных моментов, которые прошли без моего участия. И на смертном одре буду судим за то, как растил детей, а не за то, в каких фильмах играл. Для меня важно, чтобы девочки всегда помнили: отец их очень-очень сильно любит. Конечно, кино – это что-то потрясающее, но ничего более важного реальной жизни для меня нет.
– Получая «Золотой глобус», вы благодарили Рокки Бальбоа так, словно он на самом деле существовал.
– Рокки – лучший друг, которого у меня никогда не было. Он всегда существовал в моей жизни в том или ином виде. Многие десятилетия случалось, что я просыпался в четыре утра и разговаривал с ним, как если бы он мог мне ответить. Вы видели сцену, когда Рокки разговаривает сам с собой перед зеркалом? Со мной такое случается часто. Артист, как и атлет, может быть собственным лучшим другом. Мы все должны смотреть в зеркало время от времени, чтобы говорить себе горькую правду.
– Представляете себя играющим Рокки до конца ваших дней?
– Никто ничего не может предвидеть. В один день Рокки умрет, он не может вечно жить на этой земле. Это неизбежно.
– Вы почти всегда воплощали героев – сильных, мускулистых мужчин.
– Я быстро понял: если тебе есть дело до карьеры, не стоит уходить от образа, который Голливуд хочет видеть. Мой тембр, голос, мое лицо – все это я должен был использовать как преимущество. Знал, что меня никогда не пригласят играть интеллектуала. Но лучше уметь преодолевать трудности, чем жаловаться и быть слабаком.
– При этом вы пишете картины. Хотели бы, чтобы вас больше запомнили художником, чем актером?
– Это не я решаю. Живопись – моя страсть с ранних лет. Я начал рисовать в детстве, чтобы спрятать проблемы с дислексией. В мою эпоху не особо разбирались, из-за чего у ученика проблемы с учебой – его сразу называли ослом, идиотом, – признался Сильвестр Сталлоне Le Matin. – Вот рисование и позволяло мне уйти от реальности в мир, который принадлежал только мне.

 

Сильвестр Сталлоне
Рокки Бальбоа живое доказательство: никогда не надо опускать руки. Боритесь за то, во что верите, до последнего дыхания.

 

Фото: ZUMA Press/Global Look Press

Метки: , , , , , , ,

Добавить комментарий