Елена Ханга: «Жириновский хотел меня купить и кричал: «Все женщины – проститутки»

Елена Ханга: «Жириновский хотел меня купить и кричал: «Все женщины – проститутки»

Двадцать лет назад Елена Ханга, появившись в шоу «Про это», мгновенно стала одним из секс-символов отечественного телевидения. Программа, где она разбирала интимные проблемы, имела огромный успех, а сама Ханга – большие неприятности. О плевках, которые получала в спину от зрителей, таксистах, измучивших ее своими сексуальными проблемами, а также о Дане Борисовой, которая так и не научилась вести себя на публике, Ханга рассказала корреспондентам «ProZvezd».

«Бабушки меня материли и плевали в след!»

– Елена, со дня выхода шоу «Про это» прошло уже больше двадцати лет, а программу до сих пор не забывают!

– Я и сама ее часто вспоминаю. Не скажу, что каждое утро, но всегда с большим удовольствием. Тогда мы шли по белому снегу: не знали совершенно, о чем можно говорить, о чем нельзя. В то время не было цензуры, поэтому нам ничего не запрещали. Было очень сложно! Ничего подобного не было не только в нашей стране, но и за границей. То есть мы даже слизнуть ниоткуда не могли. Мы стали первооткрывателями, которые впервые заговорили о сексе откровенно.

– Чувство стеснения испытывали?

– Что вы! Чувство стеснения или неловкости – это совершенно не те слова, которыми можно описать мое состояние в тот момент. Это был ужас, летящий на крыльях ночи, который меня преследовал долгое время. Я была обыкновенной советской девочкой со стандартным для того времени набором комплексов. У меня есть одна подруга, с которой мы дружим с первого класса. Так вот мы с ней никогда не обсуждали ни секс, ни все то, что с ним связано. Никогда! А тут мне предстояло выходить на публику и об этом говорить открыто. Мне в то время очень помогла другая моя подруга, которая сказала: «Во время эфира представь, что ты разговариваешь не с многомиллионной публикой, а со мной, со Светой!» И вот, когда я смотрела в камеру, представляла себе Светку. Это давало мне какой-то стержень и устойчивость! А иначе я бы точно не справилась!

– В то время вас называли новым секс-символом телевидения. Что вам говорили зрители?

– Смотря какие зрители! От бабушек, которые сидели на скамейке у моего подъезда, я слышала только непечатные слова. От них же получала и плевки в спину. Молодые ребята, когда меня видели, конечно, говорили: «Класс!» Но больше всего меня поражали таксисты. В то время не могла ездить в такси. Они, когда я садилась на свое место, тут же запирали автоматом двери и рассказывали мне о своих сексуальных проблемах. Я, конечно, выслушивала, а потом советовала им обратиться к врачу. Они на меня злились: «Ах, ты не хочешь нам помогать! На передаче слушаешь, а здесь нет!» Многие просили сделать копии выпусков. Я их делала и раздавала, а потом мне сказали на работе: «Лена, будь скромнее. Бюджет программы не предусматривает делать копии передач для таксистов, которые тебя подвозят на работу!» На этом все закончилось.

– Вы сами просматриваете прошлые выпуски?

– Никогда. У меня нет ни одного выпуска. В интернете я их тоже не ищу. С момента программы прошло двадцать лет: зачем расстраиваться? Хотя, конечно, я очень скучаю по тому времени и по адреналину, который получала. Это ни с чем не сравнимо. Знаете, как я говорю? Если бы можно было выдумать химический состав, который бы на 50 процентов дарил нам ощущение счастья, которое давала мне эта программа, я думаю, героин бы все забросили!

Владимир Жириновский
Владимир Вольфович – абсолютно трезвый и абсолютно все контролирующий шоумен, потрясающий политик. Он – человек-праздник.

«Дане Борисовой лучше обсуждать любовников, а не мать»

– После шоу «Про это» вы долгое время работали в «Принцип домино». Но, говорят, вам там было совсем непросто!

– Да, потому что мы работали в прямом эфире. Об этом, кстати, сегодня мечтают все ведущие. Ни одного шоу не было в записи: нам писали эсэмэски, звонили и из Америки, и из Германии. Жанр «Принцип домино» мне был понятен – это делал Малахов в «Большой стирке», еще какие-то люди. Мы не были первопроходцами в этом жанре. Хотя герои, конечно, меня просто потрясали. Например, Жириновский!

– Что он такого сделал?

– Он всегда был очень ярким героем. Иногда создавалось ощущение, что он совершенно себя не контролирует, когда он вдруг начинал кричать или говорить какие-то провокационные вещи. Помню, один раз он заявил в нашем эфире: «Все женщины – проститутки, и я могу купить любую. Вот тебя, например, я тоже могу купить!» С этими словами он швырнул мне в лицо пачку долларов. Я совершенно обомлела. Не знала, как себя вести. Мы в ужасе ушли на рекламную паузу, а в перерыве мне он говорит: «Лен, тебе нравится? Все нормально!» Я только успевала вымолвить: «Да как же вы так можете?» А в ответ услышала: «Я же хотел придать эмоций. Скучный эфир получался!» Владимир Вольфович – абсолютно трезвый и абсолютно все контролирующий шоумен, потрясающий политик. Он – человек-праздник. Еще всегда хороша была Лолита. Мы очень любили и Кеосаяна.

– Вашей соведущей в тот момент была Дана Борисова, с которой у вас, как поговаривают, был конфликт!

– Лично у меня с ней никакого конфликта не было. Периодически мы с ней общаемся, если где-то пересекаемся. Последний раз мы виделись на передаче «Прямой эфир с Борисом Корчевниковым», когда у ее мамы возникли проблемы. Она попала в больницу, и Дана пришла рассказывать, как ей тяжело с мамой. Она осуждала ее, вспоминала какие-то не очень приятные истории. На что я ей сказала: «Дана, нельзя обсуждать маму прилюдно, какой бы она у тебя ни была. Даже не хочу знать никаких подробностей: права она или не права. Мама есть мама. Она одна, и ее нельзя обсуждать с незнакомыми людьми. Можно говорить обо всем что угодно! Перемывать косточки любовникам тоже можно! Но все-таки есть запретные темы, которые трогать нельзя даже публичным людям!»

– И что она вам ответила?

– А что она мне может ответить? Это жанр ток-шоу, по-моему, ничего не сказала!

«Моя дочь влюбляется в хулиганов»

– Дана Борисова никак не может наладить свою личную жизнь, а вот у вашей 15-летней дочери, говорят, от женихов отбоя нет.

– Это правда, но ей нравятся хулиганы! Я ничего не могу с этим поделать. В свое время я ей подтаскивала приличных мальчиков, хороших и интеллигентных, из приличных семей. Но ей было с ними совершенно неинтересно. Одного парня, например, мы уже считали своим женихом. Я прекрасно знала его родителей. Мы поехали в Нью-Йорк и решили все вместе сходить в Музей современного искусства, чтобы детей познакомить. А мальчик – просто чудесный: умный, начитанный, образованный! Таких называют ботаниками. И моя Лиза после часа общения с ним подошла ко мне и сказала: «Мама, мы теряем время. Я тебя умоляю, уходим!»

– Вы что сделали?

– А что я могла сделать, если он ей не понравился? Потом мы поехали с друзьями в Лос-Анджелес. Там вышел парень, обыкновенный хулиган! Вот она с ним тусила, им было весело. Что мне остается делать? Смотреть за ними! Хорошим девочкам всегда нравились хулиганы. Они и сейчас с ним общаются по интернету, переписываются.

– А вдруг она скажет: «Мама, выхожу замуж! Это – моя главная любовь»!

– Ой, даже не надо говорить об этом, а то я сейчас грохнусь в обморок. Хочется верить, что Лиза сделает правильный выбор. Мы с дочерью в очень доверительных отношениях. Хочется верить, что – подруги!

– Сейчас многие ищут женихов в брачных агентствах. Вы не думали обратиться к той же Розе Сябитовой, чтобы она вам нашла подходящую кандидатуру?

– Нет. Я думаю, что к Розе обращаются женщины, у которых проблемы с поиском жениха. А у моей дочери другая проблема: как от них избавиться! Наверное, мне стоит купить автомат, чтобы отбивать ее от ухажеров!

Елена Ханга

Метки: , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий